Кельтские украшения

Магия Друидов

Одной из областей тайного знания друидов была магия и колдовство. Не один Плиний считал друидов не только жрецами, но и могущественными магами. Сколько существует легенд о том, как они беседовали с животными, вызывали дожди и засухи, хранили в мешках попутные ветры и поражали врагов безжалостными черными клинками. Что же было инструментом в их загадочной работе? Друиды не вели никаких записей, все заучивалось наизусть; приводилось в стихотворную форму для лучшего запоминания, а потом под руководством мудрого наставника хором напевалось до полного усвоения материала. Вот из песни и родился первый инструмент — гальдр.

Магия Друидов 

Его можно сравнить со столь любимыми в восточных учениях мантрами. Правда, звучат они несколько иначе. Гальдр это бессмысленное, на первый взгляд, сочетание звуков, обычно чередование слогов с одной и той же согласной и разными гласными или долгим напевом гласной или сонорной согласной. Вибрации этих звуков проникали Прямо в мозг, оказывая гипнотическое воздействие. На этом ныне утерянном искусстве и основывалось умение барда оказывать магическое воздействие. Возможно, некоторые гальдры вступали в резонанс и с природными силами. Вот вам и разгон облаков, попутные ветры, ломаемые словом мечи. В более поздние времена, когда искусство гальдра было почти забыто, этим словом стали называть любые заклинания.

Основные формы песенных заклинаний — это драпа и нид. Про нид было рассказано выше, а драпа — своего рода хвалебная песнь, которая при прочтении вслух или при вырезании рунами оказывает благотворное воздействие на того, кому посвящена.

Думается, исходный, истинно магический вид драпы — это короткое, в одну-две висы (строфы), заклинание. Такой была она во время зарождения искусства бардов. Уже впоследствии центральное место в драпе занял повествовательный элемент (упоминания о подвигах и добродетелях объекта драпы), который в позднее время, когда барды перестали быть магами и превратились из друидов в обычных поэтов, стал основным и единственным. Сама же драпа к этому времени сохранила лишь свою восхвалительную функцию. Нужно отметить, что повествовательный элемент был в драпе всегда, но изначально его функция была сугубо магической.

Магия драпы сложна, но основная идея ее проста до гениальности. Могучим воинам поют хвалебные песни. Спой хвалебную песнь простому человеку — и он, в силу законов магического соответствия причины и следствия, сам станет могучим воином. Магический закон, позволяющий менять местами причину и следствие, — это один из тех многих принципов магии, до которых не смог докопаться Фрезер в своей работе "Золотая ветвь". Мы не упомянули его в основных законах магии лишь потому, что его можно рассматривать как синтез нескольких законов, скажем ассоциации и имени.

Отношение к действию драпы было более, чем серьезным. За сложение драпы провинившемуся перед князем барду могло проститься очень многое, а скальду, чистому перед властителем, — многое могло быть даровано. Известны случаи, когда они, совершив непростительные, с точки зрения морали того времени, поступки против князей и попав к ним в руки, спасали свою жизнь и честь именно таким образом.

Одного друида в свое время угораздило убить одного из сыновей норвежского конунга Эйрика Кровавая Секира (как видите, они тоже были не безгрешны). Разумеется, конунг и жена его Гуинхильд возненавидели друида. Гуинхильд, слывшая колдуньей и также сведущая в друидизме, наложила на убийцу заклятие, согласно которому тот не мог найти покоя, пока они с Гуинхильд снова не встретятся. К тому времени друид был вынужден покинуть Норвегию и приплыл обратно в Англию к королю Адальстейну. Но, влекомый заклятием Гуинхильд, которое, видимо, не смог преодолеть, он опять снарядил корабль и отправился в плавание. Вероятно, не случайно у берегов Норвегии его корабль попал в сильный шторм и был разбит о скалы. Друид спасся и, чувствуя, что ему не уйти от заклятья, сам отправился в Йорк — столицу Эйрика. Разыскав там своего друга, приближенного Эйрика, он предстал вместе с ним перед конунгом и Гуинхильд. Аринбьерн пытался помирить врагов, но единственное, чего ему удалось добиться, — это отложить казнь до следующего утра. На счастье бедняги, он был прекрасным бардом и за ночь, проведенную в темнице, сумел сложить драпу и утром исполнил (правильнее в магическом, но не в литературном плане было бы сказать "совершил") ее перед конунгом. И что же? Немедленно Эйрик освободил злейшего своего врага из-под стражи и отпустил на все четыре стороны — такова была его благодарность за сложение драпы.

Еще один инструмент был у друидов. Вспомним обрядовые танцы, которые были у всех древних народов. Это не просто развлечение, каждое движение там подчинено законам вселенского равновесия, каждая поза наполнена тайным и великим смыслом. У друидов эти позы назывались стадхи (stadha). Можно бесконечно распространяться об энергетических каналах. Ритуальный танец под напевы гальдров в особые дни года в известное лишь посвященным время приводил исполнителей в резонанс со всем миром, делая их чуть ли не всемогущими.

загрузка...
Main page Contacts Search Contacts Search