Эпос индейцев часть4

Дедушка и внучка

Как только девочка узнала, что дед нашел целую рощу мескитовых деревьев, она заторопилась в гости. Да и кто бы усидел на месте, раз есть возможность насобирать стручков и вдоволь полакомиться замечательно вкусными семечками.
– Пришла проведать тебя, дедушка! – сказала внучка, подходя к хижине в сумерках. – Хотелось бы пойти с тобой завтра в рощу. Слышала, будто там такой урожай, что на год вперед хватит!
– О чем говорить, внученька, – отвечал дед. – Приходи завтра пораньше, и я тебе все покажу.
Утром девочка появилась вновь.
– Ты не спишь, дедушка?
– Да я всю ночь не спал, тебя дожидался. Давно готов, пошли!
Они уже порядочно отшагали, когда внучка спросила:
– Далеко еще?
– Да нет, скоро дойдем! – воскликнул дед и добавил потише: – Все таки хорошо, что ты узнаешь, где находится роща. Так и станете, мои внученьки, приходить туда – то одна, то другая. Вот будет славно!
Вскоре после этого они добрались до места. Показались груды стручков под деревьями. Девочка ускорила шаги – ей не терпелось наполнить корзину. Всю дорогу она представляла себе, как сидит рядом с матерью и грызет сладкие семечки.
– Ой ой ой, подожди! – услышала она за спиной жалобный возглас.
Что старик наступил на колючку. Девочке стало жаль его, она повернулась и подбежала, готовая помочь.
– Вот, вот здесь! – стонал дед притворно, но внучка думала что ему действительно было очень больно.
Она почти уже ухватила кончик занозы пальцами, когда старик приподнял ногу и попросил разрешения положить ей ее на бедро.
– Так удобнее! – объяснил он, потихоньку задирая внучке юбку. – Ну ка, еще!
Заноза уже вышла, но дедушка о ней, казалось, забыл. Он все тянул юбку вверх и увидев, наконец, вульву, был больше не в силах сдерживаться. Упав, девочка пыталась сопротивляться, но быстро обессилела и лишь всхлипывала. Потом она закричала – сперва от страха перед этим человеком со старым морщинистым лицом, а когда дед ее дефлорировал – от боли.
Заходясь от плача, она с трудом добралась домой, стараясь ступать, широко расставив ноги.
– Дедушка меня изнасиловал! – рыдала она, прижавшись к матери.
– Как мог он так поступить! – возмущалась женщина. – Ведь это ребенок, у нее едва груди наметились!
Узнав в чем дело, отец девочки готов был тут же бежать бить старика, но родственники остановили его.
– Будет лучше, если насильника накажет кто нибудь из молодых женщин, – говорили они.
Между тем старик шел по кровавому следу вне себя от восторга. «Это все равно, что ранить дикое животное. Какое счастье – пролить чью то кровь!» думал он. Дома старуха набросилась на него с упреками.
– С ума сошла! – огрызнулся тот. – Девочка сама поцарапалась, колючка впилась ей прямо в вульву. Я ей помог, а все раскричались, будто я виноват!
В семье девочки решили отправить к деду старшую сестру пострадавшей. Вечером та была у дверей его хижины и как ни в чем не бывало расспрашивала, правда ли он нашел нетронутую мескитовую рощу. Утром они пошли по тропе, мило беседуя – любящий дедушка и заботливая внучка! Когда девушка принялась собирать стручки, старик закричал, будто наступил на что то острое.
– Ах, ты бедняжка! – посочувствовала внучка. – Подними ногу и положи мне ее на бедро, так будет удобнее!
Этим советом дед поспешил воспользоваться, ожидая момента, когда можно будет повалить жертву на землю. Но девушка была сильнее своей маленькой сестры и знала, с кем имеет дело. Когда старик попытался толкнуть ее, она вцепилась ему в волосы и потащила по земле. Рядом рос низкий куст, весь усеянный колючками и шипами. Девушка принялась таскать старика туда и сюда через этот куст. Старик дико кричал от боли, а внучка рассказывала, что думает о происшедшей накануне истории с ее младшей сестрой. Вскоре старик был почти мертв. Из мочек его ушей обильно струилась кровь. Девушка разорвала их пальцами

Чертог волка

Воинственность дарует Чертог Волка, а также настороженность и стремление любой ценой навести порядок. Характер таких людей можно назвать "санитары Жизни"
 
Main page Contacts Search Contacts Search