Эпос индейцев часть5

Жены Крапивника

Братья Еалох так и жили с сестрой в одной хижине. Охотники оба были великолепные, мяса вдоволь, но ведь сестра – не жена! Однажды они чистосердечно поведали ей о своих заботах.
– Успокойтесь! – сказала сестра. – Что нибудь придумаем!
И наметила план действий. Выяснилось, что у птички крапивника жен больше, чем нужно, однако их нечем кормить. И вот крапивнику дали знать, что у братьев Еалох избыток мяса.
– Сходите, сходите к ним! – заторопил жен крапивник. – Уверен, что вас там накормят!
Жены крапивника замечательно нарядились и еще восхитительнее раскрасились. Кстати, с тех самых пор и пошел обычай раскрашиваться по праздникам. И вот женщина, одна за другой, отправилась к Еалох просить дать им мяса. Братья велели сестре:
– Давай им мяса столько, сколько они захотят, но лишь пока мы тебя не остановим. Оставим у себя ту женщину которая понравится больше всех!
Жены крапивника по очереди заходили в хижину, а братья Еалох придирчиво их осматривали. Да, все они были милы, но не более.
– Пусть забирает свое мясо и отправляется! – шептали братья сестре каждый раз.
Но когда появилась маленькая очаровательная Макушипа, братья закричали в один голос:
– Нет, нет, эту не отпускай, ее мы возьмем себе!
Узнав о потере лучшей из жен, крапивник пришел в отчаяние и стенает по этому поводу до сих пор.
Сама же Макушипа вовсе не возражала – напротив, она пришла в полный восторг, так понравились ей оба брата. То один, то другой ложились с ней и все трое чувствовали себя совершенно счастливыми.
– Спасибо! – сказали братья сестре. – Ты помогла нам раздобыть настоящую красавицу!
Как то раз старший брат ушел на охоту. Он собирался потом насобирать в лесу хвороста и поэтому обещал возвратиться лишь к ночи. Только он вышел из хижины, как младший брат вместе с Макушипой легли на уютно расстеленные шкуры и до самого вечера с них не вставали. Сгустились сумерки. Осторожно и незаметно старший брат приблизился к хижине. По доносившемуся разговору он понял, что парочка весь день занималась любовью, продолжая делать это и сейчас. Старшему брату сделалось интересно и он начал вслушиваться.
– Как нравится мне твой пенис! – громко шептала Макушипа. – Он такой большой, он наполняет меня до конца! И красный как лесные цветы! У твоего брата пенис куда меньше и возбуждает вовсе не столь сильно, как твой. Слышишь: я твой пенис люблю больше, чем пенис твоего брата! Все лежала бы и лежала с тобой, без конца!
Младший брат весь расплылся при этих словах, а старший стоял под проливным дождем, ясно различая все сказанное.
Немного подождав, он вошел в хижину. Опустив на пол тяжелую охапку хвороста, подсел к огню. Младший брат непроизвольно отодвинулся от Макушипы, оставаясь, однако в одной с ней постели. Прошло время, прежде чем старший брат согрелся. Наконец, он повернулся к Макушипе и зло произнес:
– Как можешь ты валяться с моим братом с утра до ночи!
– Просто мне это очень нравится, – спокойно прозвучало в ответ.
Тут старший брат совершенно рассвирепел.
– Мне прекрасно известно, почему именно тебе это нравится до такой степени, что ты готова хоть целый день не вставать! А ну ка, что ты шептала ему только что, а?
– Да ничего особенного я не шептала, говорили о всякой ерунде, – ответила Макушипа в замешательстве.
– Да уж чего там, – подвел итог старший Еалох, – ты от души позабавилась с моим братом. Разве я не слышал, как ты говорила: «Мне очень нравится твой пенис, он наполняет мое влагалище, он подобен лесному цветку, у твоего брата пенис маленький и не возбуждает, а с тобой лежала бы и лежала!»
Закончив свою речь, старший Еалох направился к постели, на которой вытянулась во весь рост Макушипа. Младший брат к этому времени встал и отошел в сторону. Старший нагнулся, обхватил женщину и принялся ее ласкать. Затем лег и ввел пенис. На постель закапала кровь.
– Может быть, ты хотела, чтобы мой пенис был еще длиннее и толще? – услышала Макушипа вопрос, но не раскрыла рта.
Старший поднялся.
– Теперь ты «тури», – произнес он, – тури: девушка у которой началась первая менструация. С этого времени ты получаешь право взять себе мужа! Но только я сперва немного тебя подучу, а то кровь потечет слишком сильно и ты ослабнешь.
Старший Еалох стал подробно рассказывать, как должны поступать женщины в подобном положении.
– И вот что особенно надо помнить, – закончил он. – Надо молчать, воздерживаться от любой болтовни. Если можешь – вообще не выходи все эти дни из хижины. Не встречайся с мужчинами. Если идет кто навстречу – сверни в сторону, пойди окольным путем. Кушать можно только то, что я перечислю. Воды много не пей, зато на работе выкладывайся, помогай другим женщинам и воды принеси, и дров. И помни: все, что я тут сказал, следует исполнять неукоснительно!
Макушипа внимательно слушала, сделала все, как ей было велено, и вскоре ей стало лучше. Кровотечение остановилось. Через несколько дней она перестала подновлять раскраску, которую старший Еалох нанес ей на лицо и которая сделалась с тех пор обязательной для менструирующих женщин. Сестра братьев Еалох неотлучно находилась при Макушипе, помогала советом, ухаживала за ней, а молодая женщина исправно исполняла все предписания. А потом сестра сказала:
– Пора устраивать праздник, теперь эта женщина прошла свою первую менструацию!
Братья принесли много мяса и все четверо наелись на славу. С той поры подобный же праздник отмечался всякий раз, как девушки достигали зрелости.


Чертог волка

Воинственность дарует Чертог Волка, а также настороженность и стремление любой ценой навести порядок. Характер таких людей можно назвать "санитары Жизни"
 
Main page Contacts Search Contacts Search