Скандинвские обереги

Один и лик зла

Один, когда он еще был не удостоен великой мудрости, жил среди людей со своею женой, Фригг. Он жил на одном суровом острове скрываясь под маской -  Гримнир (загримированый),  облачившись в образ: - рыбака и его жены.

Один и Фригг внимательно наблюдали за сынами человеческими, чтобы выявить, способных к обучению, таких, что могли иметь силу и дух, для спасения мира от власти гигантов. И вот находясь на суровом острове, Один и Фригг увидели сыновей короля Храудунга (Hrauding), мальчики пошли на рыбалку, и возник внезапно шторм который принес их лодку на скалы острова, где жил Один и Фригг. Они оба узрели, что в братьях можно усилить дух героев.

 

 

Один и Фригг привели их в хижину, и сказали им, что они будут заботиться о них и обучать их в течение зимы а при наступлении весны они займутся лодкой, которая доставит их обратно в страну своего отца. -"Вот тогда мы увидим,"- сказал Один Фригг в ту ночь, какой из двух может быть сформирован в благородного героя, способного противостоять гигантам.

 

Один сказал, что Фригг займется опекой одного из мальчиков, а он другим. Фригг взялась за старшего мальчика, Агнара, который отличался тихим и нежным голосом и любезностью характера. А Один больше занялся опекой младшего мальчика. Гейррёд, было его имя, и он по характеру был сильным и страстным, с высоким и громким голосом.

 

И так Один взял Гейррёда в свое попечительство, и показал ему, как ловить рыбу и охотиться. Он сделал мальчика смелее, чем он был, заставляя его прыгать с камня на камень, и, позволяя ему подниматься на самые высокие скалы и даже прыгнуть через самую широкую пропасть. Он привел его к логову медведя и заставил бороться его за свою жизнь с копьем. Агнар тоже участвовал в этом и показал свое мастерство и смелость. Но Гейррёд преодолевал его почти в каждом испытании. -" Гейррёд будет героем" - часто говорил Один.

 

Агнар же чаще находился с Фригг, слушая ее сказки. Она задавала ему такие вопросы, которые привносили в его все больше и больше мудрости. Агнар слышал о Асгарде и о том , как они защищали Мидгард, мир людей, от гигантов Ётунхейма. Другими словами Фригг, окружила Агнара таким информационным полем, поместила его в пространство, которое отразилось в уме Агнара таким образом, что он готов был отдать всю свою жизнь и все свои силы и всю свою мысль, чтобы помочь работе Богов, что бы устоять против гигантов.

 

Пришла весна и Один построил лодку для Гейррёда и Агнара. Теперь они могли вернуться в страну своего отца. И прежде, чем они отплыли Один дал наказ Гейррёду, что в один прекрасный день он пожалует к нему в гости. -"И не будь слишком горд, чтобы принять рыбака в вашем зале, Гейррёд," - сказал Один. -"Король должен быть добр и к самым бедным, кто приходит к нему зал." -"Я буду героем, что не может вызывать сомнений," - ответил Гейррёд. - "И я был бы королем, тоже, но только Агнар родился передо мной."

 

Агнар же простился с Фригг и Одином, поблагодарив их за заботу, которую они взяли над Гейррёдом и им самим. Он посмотрел в глаза Фригг, и сказал ей, что он будет стремиться, чтобы узнать, как он может сражаться в битве за богов. Двое вошли в лодку, и взявшись за весла погребли прочь. 

 

По прошествии времени они приблизились к владениям короля Храудунга, своего отца. Они увидели замок с видом на море. Тогда Гейррёд сделал ужасную вещь. Он повернул лодку обратно к морю, и выбросил весла прочь. Затем он прыгнул в воду, Гейррёд был хорошим пловцом и хорошо натренирован, для того что бы добраться вплавь в суровом море к берегу и подняться на самые высокие скалы. А Агнар, оставленный без весел, остался дрейфовать в открытом море. Гейррёд же поднявшись на высокие скалы появился в замке своего отца.

 

Король Храудунг, который считал обоих своих сыновей потерянными, был рад увидеть и одного из них. Гейррёд рассказал, что Агнар выпал из лодки на обратном пути, и утонул. Король, уже свыкшийся, с потерей своих сыновей, был рад, что один из них вернулся цел и невридим. Он поставил Гейррёда рядом с собой на престоле, и когда он умер Гейррёд остался на этом месте, царем над народом.

 

 

После того, как испив из колодца Мимира и оставив там свой глаз, Один пошел вновь через царствах людей, для того Что бы судить королей и простых людей уже по мудрости что он приобрел. Он пришел, наконец, к царству, которым правил Гейррёд. Один полагал, что из всех царей которых он судил быть благородными, Гейррёду несомненно быть благороднейшим из всех.

 

Он направился в дом короля, как странник, слепой на один глаз, одетый в плащ темно-синего цвета. Когда он приблизился к дому, мужская свита короля на темных лошадях, подъезжали верхом позади него. Первый из мужчин приближаясь к Страннику сзади не повернул лошади, так же поступили и остальные, чуть не в топтав его в землю.

 

Когда они подошли к дому короля, мужчины на темных лошадях крикнули слуг. Только один слуга был в конюшне. Он вышел и взял лошадь первого человека. Тогда остальные призвали Странника, чтобы ухаживать за своими лошадьми. Он должен был держать стремя для некоторых из них что бы помочь им спешиться.

 

Один знал, кто был первым человеком. Это был Гейррёд, король. И он так же знал, того, который служил в конюшне. Это был Агнар, брат Гейррёда. В мудрости, что он приобрел у Мимира, он знал, что Агнар вернулся к своему Царству отца, в образе раба, и он знал, что Гейррёд не знал, кем являлся этот слуга.

 

Они вошли в конюшню вместе. Агнар взял хлеб, преломил и подал Страннику, он дал так же ему и солому, что он мог усесться сверху - владей он троном, он поступил бы точно так же уступив часть его - решил Один, - что означает принять во внимание волю народа. Спустя какое то время Один сказал: - "Я бы усадил себя в светлом зале короля и ел свой ужин из мяса." 

-"Нет, остаться здесь," - сказал Агнар. - "Я дам вам больше хлеба и накидку, чтобы укрыть себя. Не ходите к дверям дома короля, потому что король гневается сегодня, и он может отторгнуть вас."

-Как? - Изумился Один. -"Король может отвернуть Странника, который стучится к нему в дверь! Не может быть, что он сделает это!"

-"Сегодня он злой," - сказал Агнар и опять просил его не идти к двери дома короля. Но Один поднялся из соломы, на которой он сидел, и пошел к двери.

Привратник, горбатый и с длинными руками, стоял у двери. - "Я странник, и я бы хотел отдохнуть и получить еду в зале короля," - сказал Один.

- "Только не в зале этого короля," сказал горбатый портер. Он бы загородил дверь от Одина, но голос короля прогнал его прочь. Один вошел в зал и увидел короля за столом со своими друзьями, все темнобородые и выглядели жестокими. И когда Один посмотрел на них, он уже знал, что мальчик, которого он обучал быть при дворе стал Царем и причем над грабителями.

- "Так как вы пришли в зал, где мы едим, спой нам, странник," - кричал один из темных мужчин. - "Да, я буду петь тебе, " - сказал Один. Потом он встал между двумя каменными колоннами в зале, и стал петь песню и в той песне был упрек королю за то, что впал в злой образ жизни, и осуждая все жестокие способы грабить народ.

-"Схватить его," - сказал король, когда песня Одина была закончена. Темные люди набросились на Одина и заковали цепи вокруг него и сковали его между каменными столбами зала. - "Он пришел в этот зал за теплым приемом, и тепло, он будет иметь," - сказал Гейррёд. Он призвал своих слуг, чтобы собрать как можно больше древесных щепок и хвороста вокруг него. Они сделали это. Тогда король, со своей стороны, поднес пылающий факел к дереву и древесина запылала вокруг Странника.

Хворост горел вокруг него, но огонь не обжигал плоть Одина Всеотца. Король и друзья короля стояли вокруг, наблюдая с восторгом за пожаром полыхающем вокруг живого человека, - Вот тебе тепло и свет, - насмехались они. На конец хворост весь прогорел, и Один остался стоять со своим страшным взглядом устремленным на людей, которые были так сильны жестоки.

 

Они пошли спать, оставив его прикованным к столпам зала. Один мог бы разорвать цепи и разрушить столпы, но он хотел посмотреть, что еще произойдет в доме этого короля. Слугам было приказано не подносить еду или питье ему, но на рассвете, когда никого не было рядом, Агнар пришел к нему с чашей эля и дал ему выпить.

 

 

На следующий день вечером, когда король вернулся из своих грабежей, когда он и его друзья, сев за столами, ели, как волки, он приказал опять обложить древесиной Одина - странника. И опять они стояли вокруг, наблюдая в восторге как огонь играет вокруг живого человека.  Один стоял, невредимым огнем, но его устойчивый и страшный взгляд наливался все большей  ненависти к королю. Так весь день он находился в цепях, а слугам было запрещено приносить ему еду или питье. Никто не знал, что эль был доставлен к нему на рассвете.

 

И ночь за ночью, в течение восьми ночей, это продолжалось. Затем, на девятую ночь, когда пожар вокруг него был зажжен, Один возвысил голос свой и начал петь песню.

Его песнь становилась все громче и громче, и король и друзья короля и слуги дома короля еще и харкали в него. Один пел о Гейррёде, короле; как боги защищали его, давая ему силу и мастерство, и, как вместо того, чтобы благородно использовать эту силу и мастерство, он направил ее так, что сделал себя как одного из диких зверей. Затем он пел о том, как мщение богов собирается упасть на короля, покрывшего себя позором.

Пламя утихло и Гейррёд и его друзья увидели перед собой, не одинокого Странника, но того, кто выглядел более царственным, чем любой король земли. Цепи ниспали с тела его, и он двинулся к злому скопищу. Потом Гейррёд бросился на него с мечом в руке, чтобы убить его. Меч ударил его, но Один остался невредим.

-Твоя жизнь закончится, 

Боги озлобились с тобою; 

Приблизься если ты можешь; 

Одина ты увидишь. 

Так Один пел, и, в страхе перед страшным взглядом, Гейррёд и его шайка отшатнулась. И когда они отшатнулись они превратились в зверей, в волков, которые разбежалась лес из которого они ранее доставляли щепы и хворост для огня, пламя которого озаряло их скудный мир и зал короля.

И Агнар вышел вперед, его Один объявил королем. Все народы были рады, когда Агнар пришел не властвовать но господствовать над ними, ибо они были угнетены Гейррёдом в его жестоком правлении. И Агнар был не только добрым, но он был так же силен и победоносен в правлении.

"1 Пышешь ты, пламя,

слишком уж разгорелось;

прочь от меня, огонь!

мех задымился —

вверх воздымаю, —

плащ опалило мне.

2 Меж двумя огнями

сижу ночь осьмую,

и еды не дал мне

никто — только  Агнар :

только он и станет править

в готских пределах.

3 Благо тебе,  Агнар !

блага тебе волит

бог-воеводитель:

лучшей платы

вовек не получишь

за глоток-то — и только." 

(Из Речи Гримнира)

P/S  Что бы противостоять хаосу не достаточно быть только сильным духом и телом, и способным покорять вершины власти. Надобно еще и иметь великую мудрость, что б напоить страждущих и накормить бедных. Не брезговать в Тронном зале ни кем, кто бы он ни был. Иначе не достигнуть в многообразии единного мира - Великой гармонии. Этим можно хранить Мидгард в границах, отделяющих его от изначального Хаоса. В этом заключена задача Богов и сильных мира сего правителей. С позиции только силы и мощи этого не достичь. 

После того как Один оставил глаз на дне колодца Мимира, он стал править исходя из накопленной мудрости всех поколений, всех миров. А глаз который остался в этом мире всего лишь всевидящий но не творящий. 

Но те из "правителей" у которых утеряна связь со срытым на дне колодца глазом, лишены мудрости Богов, Гигантов и др. в общем предков, лишены  возможности быть творцами мира. Они способны лишь всевидеть (не всёвидеть), и единственное что им подвластно это пытаться удержать "мир" в рамках своего всевидения,  это контроль только над "скудным миром".

Так что всевидящее око не страшно, как многие его малюют сегодня, на более глубоком уровне оно пара оку творящему. И следует очень призадуматься над тем, что оно видит, а видит оно нас "тварящих" чёрти что, на Мидгард земле нашей, и исходя из увиденного, чрез призму памяти и мудрости, получаем мы по заслугам то, что имеем от ока - творящего. 

Все в наших руках.  

 

загрузка...
Main page Contacts Search Contacts Search