Трансовая наука древних ариев

Трансовое мышление в метаистории

Кант едва ли не единственный из философов, кто путем логических рассуждений пришел к осознанию многомерности понятий физического и метафизического. Однако последнее он пытался рассмотреть при помощи все того же логического аппарата, а это, как показали новейшие исследования в области асимметрии мозга, невозможно.
Подобное осознание бесперспективности одностороннего подхода к феноменам мира духовного отлилось у него позднее в многозначительную и потому загадочную фразу: "...мне пришлось ограничить знание, чтобы освободить место вере...".

Думается, ограничение это вызвано интуитивным признанием того факта, что явления, лежащие в сфере действия процессов с приставкой "мета", требуют качественно иной системы познания. Пытаясь её разработать, философ ввел метод антиномий, а систему логических построений дополнил принципом синтетических суждений, подойдя вплотную к необходимости совмещения функций интуитивного м логического начал.

Однако глубина кантовской мысли оказала определенное воздействие на русскую философию в лице С. Булгакова, оперировавшего определениями немецкого философа при постановке проблемы метаисторического познания.
Раскрывая понятие метаистории, С. Булгаков отмечал в своем сочинении "Два града", что она есть "ноуменальная сторона того универсального процесса, который одной из своих сторон открывается для нас как история".
Одним из проявлений трансовой логики является применение синтеза данных, почерпнутых из различных областей знания, как традиционного, так и нетрадиционного. Подобный синтез исследования совпадает с общим направлением развития науки, повседневной практикой которой становится обмен информацией между различными отраслями знаний, координация исследований и разработка методов решения тех или иных проблем на путях взаимной интеграции дисциплин.

Так, например, под углом зрения синергетики, все самоорганизующиеся природные процессы, в которых конечный уровень энтропии качественно ниже исходного и, параллельно, появляются принципиально новые эмерджеитнью свойства - признаются в определенной мере "одушевленными". А это, как известно, автоматически зачисляет подобные выводы в багаж воззрения, именуемого "панпсихизмом".
Современное состояние общества отмечено хаотическими флуктуациями мысли, не переходящими в качественно новые устойчивые формы. Причина тому - отсутствие стержневой формы мышления, максимально соответствующей русскому менталитету. Широкий спектр политических и иных движений, - от демократов западного толка до студенческих кружков, - представляют собой лишь видимую часть процесса формирования новой, специфически русской духовности. Стремление же некоторых нынешних представителей интеллигентности втиснуть это! процесс в прокрустово ложе западных ценностей заведомо обречены на провал, ибо цивилизация Запада сформирована иным типом мышления, иным историческим развитием. Поэтому попытки привить западный тип мироощущения на русскую почву всегда, как показывает история государства, проводились насильственными методами, вызывавшими недовольство народа, его отчаянное сопротивление, и завершалось кровавой вакханалией. Можно сделать вывод, что копирование западных моделей мышления в настоящий момент может означать окончательную гибель русской духовности.

По словам русского философа С. Н. Булгакова, пытавшегося в своих сочинениях "синтезировать" науку, философию и религию, метаистория есть "ноуменальная сторона того универсального процесса, который одной из своих сторон открывается для нас как история".
У Даниила Андреева метаистория - это "лежащая пока вне поля зрения науки, вне её интересов и её методологии совокупность процессов, протекающих в тех слоях инобытия, которые будучи погружены в другие потоки времени и в другие виды пространства, просвечивают иногда сквозь процесс, воспринимаемый нами как история. Эти потусторонние процессы теснейшие образом с историческим процессом связаны, его собою в значительной степени определяют, но отнюдь с ним не совпадают и с наибольшей полнотой раскрываются на путях именно того специфического метода познания, который следует называть метаисторическим". Второе значение слова "метаистория" -это учение об этих процессах инобытия, учение, разумеется, не в научном, а именно в религиозном смысле.

Именно мистическое понимание событий позволяет по новому взглянуть на движущие силы истории, придает глубину и особый ритм вполне, казалось бы, земным явлениям, внешне разрозненным, на первый взгляд самодостаточным, однако, подспудно так тесно связанным, что ткань исторической действительности при более пристальном ее рассмотрении оказывается целиком сотканной из причинно следственных связей, на которые эти события оказываются нанизанными. Причем, зачастую причина и следствие здесь меняются -местами: как в рамках явления, динамику которого они задают, так и событий другого плана, с коим они, тем не менее, оказываются генетически связанными.

Говоря даже о мистическом понимании события как составной части метаисторического исследования, постараемся дать определение метаистории, откорректированное таким образом, чтобы являясь синтезом всех трех приведенных выше формулировок, оно не несло в себе информации, изложенной в форме незыблемой, однозначной смысловой конечности, не оставляющей мысли ни одного шанса на другой вариант восприятия, переосмысления и последующее развитие.
Метаистория - это архитектонический и синтетический процесс становления Духа в феноменальном и ноуменальном мирах и существующая между этими мирами взаимосвязь, воспринимаемая в земных условиях как циклы времени, т.е. определенной длительности моменты, в ходе которых высвобождается сила, необходимая для создания целостности.
Универсальность этого определения состоит в том, что позволяет исследователю выявить внутреннюю динамику явления, не озабочиваясь при этом синхронизацией собственной и традиционной хронологической традиции, ибо основным критерием здесь выступают рамки исследуемого творческого процесса, развертка которого произвольно проецируется на охватываемый ею интервал событий как земного плана так, возможно, и инобытия.
Метаистория и металогика - понятия органически взаимосвязанные. Вследствие этого, изучение одного невозможно без изучения другого. Сформулировав определение метаистории, постараемся уяснить, что представляют собой метаиеторические процессы, характеризующие метаисторию в действии.

Метаисторические процессы - это циклические процессы образующие живую ткань метаистории и придающие ей динамичное состояние. Следовательно, таким динамизмом должна обладать и металогика, именуемая здесь синкретным мышлением.
Новейшие исследования функций мозга позволяют предположить, что подлинный динамизм процессов функционирования мозга заключается в спорадической деятельности его левого и правого полушарий: деятельности эмоционально-образной (интуитивной) и логической (вербальной). Отсюда следует определение секретного мышления, представляющего собой с физической стороны высокоактивную деятельность левой и правой гемисфер (полушарий} головного мозга.
Духовное обнищание, сопровождающее ход исторического развития, видели многие философы .писатели, ученые. Однако лишь немногие старались отыскать глубинные причины этого явления. "Возрастающее господство принципов рациональности, - писал Д. Радьяр, -- дало человеку возможность мысленно проецировать свой внутренний порядок в мир. Но нужно отметить, что рациональный порядок интеллекта есть нечто иное нежели биологический порядок. Интеллект - лишь инструмент, который помогает человеку поднять свое сознание от физиологического до психологического уровня. Он не может наполнить человеческую жизнь витальным смыслом. Возникает разделяющий- индивидуализм, основывающийся на анализе, а не на синтезе; целостная же жизнь есть синтез". Так в чем же причина столь опасного развития земной цивилизации? Автор называет её: главенство интеллекта, базирующегося на анализе, а не на синтезе. По-другому этот принцип проявляется так: "Существует только то, что я могу обосновать логически". Вся жизнь строится на основании конструкций ума. всему дается оценка умом То, что не входит в понимание ума - не существует. Только то, что фиксируется умом, считается достойным жизни, то есть действительным. Ум постоянно требует пищи - бесконечная информация, поглощаемая человеком, поглощает его целиком, мешая мыслить самостоятельно. Игра ума становится уделом политиков. Игра умственного воображения - уделом искусства. Игра умом - уделом философов. Даже в богатых традициями религиозных учениях нет скоординированного подхода к этой проблеме. К тишине ума призывают восточные учения. Недостатки собственного мозга восполняются последними достижениями техники - вычислительными машинами, мыслящими роботами. Но существует и другая, диаметрально противоположная , но столь же извращенная тенденция - отрицание умственного развития в угоду ощущениям и интуиции. И этим грешат некоторые учения: "Превыше всего любовь, чувства. Познания порочны, мысли пагубны", - логика полностью отсутствует, мышление становится ассоциативным. Мысли текут, цепляясь одна за другую, отмечая происходящее, но не стремясь постичь его законы и причины. Интуиция, не подкрепленная логикой, также ущербна, как и логика, не выверенная интуицией.

Как мы видим, развитие логики необходимо в силу того, что она дает основу для рассмотрения реальности, помогает устранить субъективную эмоциональность и, таким образом, служит инструментом для выработки неэмоционального ума, являясь мощным средством очищения разума от иллюзий и ложных представлений. Но беда интеллектуальной логики в том, что она имеет дело с частями, и все интеллектуальные логические высказывания по сути своей - тавтология, ибо связывают суждения из области частей. При этом рассматривается, связаны ли части между собой причинно, что делает подобные высказывания ана-литичными и полностью приспособленными к механистическому пониманию мира. Это понимание с исключительной силой выражено в европейской цивилизации. Поскольку же логика, являющаяся следствием доминирующей деятельности левого полушария мозга, определяет преобладающий у людей тип мышления, необходимо подробнее остановиться на специфике подобного мышления.

Мышление живой материи и само существование и развитие живой материи имеют общую основу. И то, и другое являются противоречиями энтропии. В мышлении это противоречие выражается в поисках логичности. Основой логики являются понятия "да" и "нет", как якобы реально существующие и многократно проявляющиеся при ступенчатом анализе, конечно, и чаще всего весьма мало, даже когда... исследуется достаточно серьезная проблема. Поиск ответа сводится к выбору одного из множества возможных решений, тогда как наиболее правильное решение лежит между ними.
В настоящее время логика представляет из себя целую науку, бесконечную систему логик, которые вместо исправления своего утилитарного подхода еще более усугубляют дело. Теоретические логические системы оперируют только рафинированными понятиями "да"и "нет", исключая другие варианты логических реакций. Эти разработки являются шагом назад даже в сравнении со сложившимся логическим фундаментом человеческого мышления. Пользуясь математическим языком, можно сказать, что человеческая логика базируется на дискретном фундаменте вместо непрерывного, причем принята за основу самая примитивная функция, имеющая всего два значения. Отсюда напрашивается неизбежный вывод, что если этот метод бытия и можно назвать мышлением, то эта система мышления является самой примитивной из всех возможных. Дискретизация логики вынуждает дробить цельно воспринимаемое на отдельные факты, явления, понятия и категории, проводя между ними искусственные границы. Дискретизация логики и принципа счета принуждает предполагать число признаков предмета конечным и давать название каждому из них. Отсюда появляется весьма сомнительная возможность отличить одни признаки от других - прием, называемый абстрагированием. Движение по ступеням абстрагирования ко все более общим признакам считается единственным путем познания истины, между тем как это движение является путем, уводящим в обратную от истины сторону. Не случайно, все абстрактные конструкции, именуемые философскими системами, взаимно противоречивы, хотя базируются на одной и той же логике. Шаг за шагом погружаясь во мрак по ступеням абстракции, теряя связь с реальным миром, философские системы постепенно утрачивают ориентировку и доходят до того, что в тупиковой точке этого движения на бессмысленный вопрос о первичности материи или духа дают диаметрально противоположные ответы.

Логика, основанная на "да" и "нет", вынуждает всегда и везде прежде всего проводить границу между различными явлениями, различными градациями одних и тех же явлений, различными комплексами признаков предметов, Из-за слабости этой логики энтропия главенствует в процессе проведения границ, и они прочерчиваются весьма хаотично, нелогично даже с точки зрения человеческой логики, что доказательно подчеркивается уже неодинаковым расположением их и обозначением неадекватными словами разных человеческих языков. На проведении этих хаотических границ основан и способ общения, считающийся одним из важных достижений человеческого разума. Язык, как основной носитель информации, и сам, в свою очередь, воздействует на мышление, насильственно принуждая его более четко придерживаться принципа дискретности. Поэтому этика и эстетика содержат множество парных понятий, противостоящих как логическая теза и антитеза. Отсюда общественная и личная мораль руководствуется полярными правилами, поляризующимися понятиями: "добро - зло", "жизнь - смерть", "выгода - проигрыш", "любовь - ненависть" и прочее в том же духе. В :итоге не помогает даже наблюдение, что смысл этих диаметральных понятий у разных народов различен, да и у одного народа меняется с течением времени. Дискретная логика позволяет доверять судьбы народов и даже человечества нескольким отдельным людям.

Указав положительные и отрицательные качества интеллектуального дискретно-логического мышления как плода деятельности левой гемисферы, нельзя не обратиться к специфике работы правого мозгового полушария, ответственного за работу мышления интуитивного.
Развитие интуиции начинается с биологического инстинкта. Инстинкт постигает каждую новую ситуацию как целое и реагирует на нее незамедлительно тоже как целое. Инстинктивная реакция не только .мгновенная, это совершенный способ приспособления к данному положению. Инстинкт или интуиция не анализируют ситуацию или человека поэтапно, а схватывают целостно и мгновенно. Здесь целостность отождествляется с одним или несколькими качествам определяющими правильную реакцию. Например, можно интуитивно знать, что определенный человек честен. Это означает, что каким-то особым об разом человек и честность понимаются как тождественные. Качество честности сопоставляется с представлением о человеке и становится единым с ним. Таким образом, интуицию можно объяснить как прямое отождествление некоторых целостностей с основными качествами, как бы содержащимися в бессознательном. Когда же человек или ситуация становятся предметом интуитивного постижения, одно или несколько таких основных качеств оказываются извлеченными из бессознательного и связанными с умственным образом человека или ситуации, так что предмет интуитивного постижения обретает свое полное значение в соответствии с этими качествами.

Современный же человек до такой степени использует аналитический ум, что уже не воспринимает ни ситуацию, ни себя самого как целостность. В результате его реакция на внешние информационные воздействия в лучшем случае замедляется, а то и становится вообще неверной.
Таким образом, поведенческая деятельность человека имеет строгий психофизиологический фундамент - функциональную асимметрию его мозга. "Разум" человека есть единство эмоционально-образной системы, связанной в основном с правым полушарием, и счетно-решающей, логической и вербальной системы, ассоциируемой преимущественно с левым полушарием. При этом каждая гемисфера выполняет определенные функции: правая, управляющая левой половиной тела, ответственна за интуитивную, эмоциональную, синтетическую, символическую и художественную деятельность, она связана с оценками неприятного и ужасного; в левой гемисфере сосредоточены интеллектуальные центры логики, анализа, действия и управления правой половиной тела, она реагирует на приятное и смешное.

Исследования деятельности человеческого мозга нашими учеными Л. Балоновым, В. Деглиным, Н. Трауготтом, И. Браги-ной, Т. Доброхотовой, П. Симоновым со всей наглядностью показали, что функция левого полушария является продуктом общественного развития индивида, а функции правого - врожденными. Психологическое тестирование показывает, что в мозге человека как бы воплощены две сферы сознания, взаимодополняющие друг дуга.

Исследования же К. Кэша интересны тем, что им были проанализированы тексты, относящиеся к основным мировым религиям, и написанные признанными авторитетами среди последователей данных конфессий. Тексты указанных авторов, обладающих собственным мистическим опытом, сравнивались посредством метода содержательного анализа. Подобное сравнение выявило два вида сходных признаков. Прежде всего, это структурное сходство: независимо от религии последовательность в описании стадий мистического духовного опыта у исследуемых авторов совпадала. Далее в сравнении описаний аналогичных стадий у разных авторов наблюдалось качественное сходство. Так, например, все шесть авторов, перу которых принадлежат данные тексты, сходятся в описании тех правил поведения и самоограничения, которые необходимы для духовного развития.
Перечислим вкратце выделенные К. Кэшем стадии духовного роста: пребывание человека, не вступившего на путь духовного развития в материальном мире, где его терзают противоречия и сомнения; появление мотивирующего фактора для вступления на путь духовного развития; переоценка ценностей, изменение отношения к жизни, постепенный отказ от привязанности к собственному "Я" и предметам материального мира и в результате внутренняя интеграция; самоограничение и отказ от поведения, отделяющего человека от Бога, а также развитие непривязанности к земным вещам (отказ от насилия, лжи, воровства, сексуальной невоздержанности, стяжательства, практика смирения: человек тихо говорит, просто одевается, старается никогда не впадать в гнев, проявляет во всем терпение); стадия контроля чувств, достигаемая путем аскетических упражнений (пост, молитвенные бдения, самобичевание), в результате чего связь с миром чувственных ощущений ослабевает или прерывается совсем; концентрация (в том числе звуковая и зрительная) на неком духовном образе; наступление в результате концентрации первой стадии единения с объектом концентрации, когда сознание идентифицируется с этим объектом или поглощается им; вторая стадия единения, когда мышление (чувства, воля память, воображение) прерывается и человек вступает в тонкоматериальный мир; третья стадия единения, характеризующаяся растворением человека в объекте концентрации, исчезновением чувства наслаждения и предельной ясностью сознания; четвертая стадия единения: остановка когнитивного (т. е. познавательного) процесса восприятия объекта созерцания и появление высших психологических способностей, а также осознание единства всего сущего во всем многообразии его проявлений; восприятие высшей цели своей системы верования как объективной реальности, когда индуист, например, познает Вселенский разум, буддист - иллюзорность объекта осознания-, иудаист - Единого Бога, Арий же входит в резонанс с Родом и через него ощущает свое родство со всей Вселенной;  происходит переживание своей системы верования как объективной реальности; первое состояние просветления (качественно отличающееся от предыдущих), когда разум человека очищается от индивидуального содержания сознания; состояние полного просветления, характеризующееся непривязанностью к предыдущему состоянию просветления.

Эта последняя стадия особенна тем, что "Божественное начало нисходит в индивидуальное сознание и утверждается в нем, составляя духовное единство между Божественным и индивидуальным". Это состояние является кульминацией непривязанности и смирения. "Человек вновь испытывает прилив положительных эмоций, безграничную любовь к человечеству и необычайное знание истинной природы явлений".

загрузка...
Main page Contacts Search Contacts Search