Воин Мрака

Хор В Нижнем Кеми, Царстве Папируса, правил мудрый и храбрый фараон Хор, нагонявший на слуг Тьмы страх и ужас, ибо огненно-синий меч Хора, дарованный Извечной Маат, подобно падающей звезде поражал их тёмное войско. Больше всего на свете Хор любил свою супругу Хатор, ставшую олицетворением любви; по воле Ра открылись ей людские сердца, и ведала Хатор, как помочь одиноким обрести счастье, и как уберечь любовь от угасания под гнётом невзгод. 
Зная сию слабость Хора, жестокая Исефет, госпожа мрака, задумала убить Хатор. Хатор
-- Порази сердце Хатор кинжалом, -- велела она одному из своих лучших воинов, -- гибель любимой ранит Хора сильнее стрелы, пущенной метким лучником. Безутешный фараон забудет о троне Та-Кем, ибо его помыслы будут заняты Царством Мёртвых, он будет торопить дни, дабы поскорее встретиться с любимой Хатор. Царство Папируса ослабнет, оставшись без сильного духом правителя! 
Госпожа мрака протянула воину чёрный кинжал. 
-- Вечерами, когда Хор занят изучением священных свитков, Хатор любит гулять в одиночестве около озера дворцового сада, -- продолжала Исефет свои речи, -- там ты подкараулишь и убьёшь царицу. 
-- Слушаюсь и повинуюсь, моя госпожа, -- воин мрака поклонился в знак послушания, -- этим вечером кинжал поразит сердце Хатор, а сердце фараона Хора поразят боль страданий! 

Тёплый вечер сменил жаркий день. Сумерки уже окутали долину Хапи, когда царица Хатор ступила на дорожки сада. Не спеша, подошла она к озеру, вглядываясь в его воду, кажущуюся чёрной в вечерних сумраках. Лёгкий шорох заставил Хатор обернуться. 
-- Я знаю, ты пришёл за моей жизнью, воин мрака, -- произнесла она, в её мелодичном голосе не было ни тени страха, -- не прячься за стволами деревьев. Если тебе угодно убить меня, то позволь мне встретить гибель, глядя в лицо убийцы. Для царицы Та-Кем унизительно получить удар в спину! 
Воин мрака вышел из укрытия. 
-- Меня восхищает твоя смелость, царица, -- молвил он, -- но твой крик не спасёт тебя от неминуемой гибели. Стражники не успеют подоспеть вовремя, чтобы спасти твою жизнь. Я успею вонзить кинжал в твоё сердце и раствориться во мраке. 
-- Не спеши убить меня, -- речь Хатор была спокойна, -- позволь мне явить тебе иную судьбу, которая встретит тебя, если ты отвергнешь службу мраку и присягнёшь на верность Хору. 
-- Что ты можешь явить мне? -- воин мрака не смог скрыть удивления. 
Хатор молча указала на тёмную гладь озера, озарившуюся сине-белым светом, и воин мрака увидел хрупкую девушку, охотящуюся на уток в зарослях Хапи. Видение поразило тёмное сердце. 
-- О! Как прекрасна дочь речной долины! Как изящны изгибы её тонкого тела, облачённого в короткое льняное одеяние, как ловки её движения, как сияют её ясные глаза, -- шептал воин тьмы, не отводя взора от юной красавицы. 
Утомившись охотой, девушка скинула одеяние, ступив в прохладную речную воду. Очарованный её грацией, воин мрака опустился на колени перед зеркалом видения, пытаясь уловить каждое движение юной девушки. 
-- Её имя Иунит, -- молвила Хатор. 
-- Иунит, -- с нежностью повторил воин мрака. 
Воин мрака протянул руку к глади озера, и, невольно коснувшись воды, рассеял прекрасное видение. 
-- Я чувствую, как моё сердце сдавила грусть по юной Иунит, -- молвил он, не поднимая взора от тёмных вод озера, -- я выполню любую твою волю, только позволь мне видеть её и говорить с ней. 
-- Отвергни мрак Исефет и присягни Хору, и ты встретишь Иунит до нового разлива Хапи, -- молвила Хатор, положив свою тонкую ладонь на его плечо, -- Если ты останешься верен Тьме, то никогда не соединишься с Иунит, ибо мрак не позволит тебе... 
-- Ты победила, мудрая Хатор, -- ответил воин мрака, -- но смогу ли я стать верным воином Хора? Я не простой смертный, ибо живу в царстве Ам-Дуат и служу Исефет. Я не смел предугадать, что любовь охватит моё сердце... 
-- Я почувствовала твою возможную любовь, -- молвила Хатор. -- Мой удел покровительствовать любящим. Я не могла не открыть тебе красоты пути, дарующего счастье... 
-- Счастье слуги мрака? 
-- Если воину мрака присуще чувство любви, значит, в его сердце есть свет Извечной, -- улыбнулась Хатор, -- власть любви, сильнее власти тьмы. Ты не раз вспомнишь мои слова. 
-- Я готов стать воином Хора, дабы соединиться с прекрасной Иунит! -- воскликнул он, не лукавя. 
Как только воин мрака молвил о своём желании, сине-белый свет окутал его. Слуга Исефет чувствовал, как меняется его тёмная сущность. Прошлое отступало, представляясь страшным сном, былые деяния казались ему омерзительными. По своей воле воин мрака стал воином Та-Кем, тайну его прошлого Хор и Хатор не раскрыли никому. 

Лучница Иунит зачарованно смотрела на закат. Солнце уже коснулось горизонта, обратившись в красноватый диск, багровые полосы заката скользили по Чёрной и Красной земле. Днём с крепостной башни открывался изумительный вид на долину Хапи, а ночью, когда земля Та-Кем погружалась в сумрак, бескрайний небосклон освещали звёзды. Иунит любила наблюдать за звёздами, которые движутся ночь за ночью согласно миропорядку Маат, увлекая за собой время сквозь горизонты вечности. 
Хрупкая Иунит попала в войско Сета по случайности. Жизнь девушки текла спокойно и размеренно, ничем не отличаясь от жизни других девушек страны Та-Кем. Иунит любила наряды, любовные песни, украшения, тайно мечтала, чтобы красавец-писец, служащий в доме отца обратил на неё свой взор. Более всех забав Иунит любила стрелять из лука, чем не гнушались многие знатные девушки страны Та-Кем, но для Иунит лук и стрелы стали любимейшей игрой с детства. Сердце наполняла радость, когда стрела вонзалась в мишень. Промах приносил огорчения и раздумья. Почему стрела пронеслась мимо? Может, виной всему ветер? Возможно, ли обмануть его, прицелившись иначе? Полёт и пение стрел завораживали Иунит. Она могла целый день провести с луком и стрелами, бродя средь нильских зарослей. В детстве Иунит выбирала камыши мишенью для своих стрел, а спустя четыре разлива Хапи, принялась охотиться на диких уток. Ей казалось, что они хитрее обезьяны, стоило замешкаться -- утка взмывала ввысь, и пущенная стрела рассекала только брызги речных вод. Вскоре Иунит научилась метко бить и летящих уток, умея предугадать полёт пущенной стелы. 
Разлив Хапи сменялся сезоном посева, после сезона посева, приходил сезон урожая, снова уступая разливу Хапи. В день сезона посева воротился в отчий дом родной брат Иунит. Подлые кочевники Исефет, слуги мрака, ранили сего храброго воина, верно служащему фараону Сету, царству Та-Кем и законам Истины. Умелые врачеватели, наученные Анпу, сумели спасти его жизнь, но глубокая рана отняла у воина силы, хотя не отняла храбрости. 
Отец, мать и сестра воина встретили его у ворот дома. 
-- Три локона ваш сын не сможет взять в руки оружие! -- сказал воин, сопровождавший раненого в дороге. -- Врачеватели велели отправить его домой, где воин скорее вернёт себе былую силу. По воле нашего великого правителя Сета, да живёт он вечно, каждый дом должен прислать одного человека на службу фараону. Кто из вашей семьи займёт место раненого, пока он не исцелится? 
-- У меня нет других сыновей, а я очень стар, -- ответил отец, -- в молодости я верно служил в войске фараона, но теперь моя дрожащая рука не в силах удержать меч, а слабый глаз не позволит метко пустить стрелу. 
-- Возьмите меня, -- предложила Иунит, -- я займу место брата. 
Воин оглядел тоненькую девушку. 
-- Ты не похожа на бесстрашную воительницу, -- сказал он сурово, -- у тебя не хватит силы отразить меч кочевника, и твоё тело рассекут пополам. Я встречал немало женщин-воинов, они повыше тебя ростом и покрепче в плечах. 
-- Я умею стрелять из лука, -- ответила девушка, -- прости мою дерзость, воин, но армии правителя надобны меткие лучники! 
-- Не надо, Иунит, -- произнёс брат, -- через семь восходов Ра, я окрепну и вернусь в ряды войска фараона, да живёт он вечно! 
-- Ты слишком слаб, -- ответил воин, -- пусть твоя сестра покажет свои умения. Милая дева, -- весело обратился он к Иунит, -- если ты подстрелишь мне двух жирных уток к ужину, я возьму тебя в войско на время, пока твой брат обретёт прежнюю силу. 
-- Ступай, дочь моя, выполни волю воина, -- согласился отец. 
Иунит схватила лук и стрелы, принесённые слугой, и скрылась в ближайших речных зарослях. 
-- Пусть сие странствие по воле Маат пошлёт нашей дочери достойного супруга, -- прошептал отец Иунит своей жене, -- её взгляды, даримые нашему писцу, беспокоят меня. 
Не успели воины войти в дом и расположиться, вернулась Иунит, неся сумку, полную добычи. 
-- Хорошая охота, -- одобрил воин, доставая уток из сумки, -- хозяин, твои слуги могут изжарить их? Мы с твоим сыном проделали трудный путь, и я прошу у тебя приюта на ночлег, утром мы с твоей дочерью отправимся к граду-столице. Иунит станет часовым на крепостной стене, её меткость послужит фараону. 
-- Дочь моя, -- шепнула мать Иунит, -- постарайся подыскать себе там достойного супруга. 
Улыбка смущения промелькнула на лице девушки, которая не ведала, что ждёт её за стенами града-столицы, только надежда на счастливое грядущее согревала трепещущёё сердце. 

Пятый заход солнца встретила Иунит на крепостной стене. Налетел ветерок долины Хапи, растрепав её длинные огненные волосы. Все воины Сета красили волосы в красноватый цвет, такова была воля фараона Верхнего Кеми, войско которого считалась войском огня, а сам Сет -- Огненным Владыкой. Его воины облачались в красноватые кольчуги, а в походах, спасаясь от прохлады ночной пустыни, кутались в алые плащи. Окрасив волосы в огненный цвет, Иунит казалась себе краше, чем прежде. 
Зоркий взгляд лучницы приметил всадника, показавшегося на горизонте. Пантера, на которой восседал воин, стремительно приближалась к стенам города. Кто он? Воин Хора или слуга Исефет? Иунит достала стрелу из колчана. Вскоре она сумела разглядеть его -- кольчуга и шлем всадника были воинства Хора, правителя Царства Папируса. 
-- Как красив воин Хора! -- промолвила Иунит, когда всадник приблизился к городской стене. 
Налетел холодный смерч, всколыхнув клубы песка, сквозь врата тьмы явились воины мрака, облачённые в чёрные доспехи. Серповидный меч блеснул в свете заходящего солнца -- воин Хора приготовился к бою против пятерых всадников мрака. Иунит пустила стрелу со священным наконечником, наделённым силой, разящей воинов тьмы. Пронзённый стрелой воин тьмы упал на песок, меч воина Хора поразил одного из нападавших, другого -- сильная лапа верной пантеры. Вторая стрела Иунит протбила шею четвёртого воина. Пятый бросился прочь от городской стены, затерявшись среди клубов песка. 
Воин Хора обернулся на башню, откуда летели спасительные стрелы. Смущённая Иунит скрылась за парапетом стены. Согнувшись, сидела она за парапетом стены, сжимая в руках лук, сердце девушки стучало подобно сердцу зайца, спасающегося от когтей дикой кошки. 

Воин Хора ступил в величественный зал фараона Сета, восседавшего на золотом троне, украшенном рубинами. В знак приветствия и уважения огненный владыка простёр над гостем свой царственный жезл с огненно-красным кристаллом. 
-- Приветствую тебя, Великий Сет, Владыка Царства Лотоса, Верхнего Кеми, Властелин огня и пустыни, -- воин опустился на одно колено, протягивая свиток послания, -- моё имя Немти, я воин армии фараона Хора, властелина Царства Папируса, Нижнего Кеми, Владыки ветров, Хранителя законов Маат. 
Взмахом руки Сет велел воину подняться. 
-- У стен твоего града, великий фараон, -- произнёс Немти, -- на меня напали воины Исефет, но один из твоих лучников на крепостной стене помог мне одолеть их. 
Воин поведал правителю, как на него напали воины мрака. 
-- Кто из лучников стоял на том посту? -- спросил Сет начальника стражи. -- Узнать немедленно! 
Начальник стражи, стоявший за троном Сета не смог сдержать улыбки. 
-- Я помню, мой фараон, -- прошептал он, -- на том посту всегда стоит Иунит, я нарочно отослал красавицу на дальнюю стену, дабы твои воины не заглядывались на неё. 
Владыка Верхнего Кеми довольно кивнул. 
-- Готов ли ты отблагодарить своего спасителя? -- спросил Сет воина Хора. 
-- Да, господин, -- Немти склонил голову, -- я подарю ему свой меч, одарю золотом и драгоценными камнями, найду для него самую красивую и добрую жену... 
-- Уж этого твоему спасителю точно не нужно, -- огненный фараон не сумел сдержать смеха. 
-- Я готов выполнить любое пожелание моего спасителя, клянусь честью воина священного войска Хора, -- Немти положил руку на сердце. 
Сет попытался проникнуть в помыслы спасительницы, дабы узнать, чего желает юная Иунит. Перед его взором промелькнула короткая битва со слугами мрака, и как смущённая юная дочь Та-Кем спряталась за парапетом от взгляда спасённого воина. 
-- Я знаю, что угодно твоему спасителю, -- на суровом лице фараона заиграла широкая улыбка. 
-- Я с нетерпением внимаю твоим словам, Владыка Верхнего Кеми! -- с пылко воскликнул Немти. 
-- Твой поцелуй, -- Сет и начальник стражи не смогли сдержать хохота. 
-- Прости мою глупость, властитель, но я не понимаю твоей речи, -- воин Хора склонил голову. 
Иунит стояла за дверью тронного зала, её руки крепко сжимали лук. 
-- Впустите лучника, спасшего жизнь воину Немти, служащему Хору! -- велел Сет. 
-- Ступай в зал, -- велел девушке приведший её воин, -- ты дрожишь будто осталась одна в дикой пустыне, где на тебя нападут разбойники. Неужто ты испугалась награды подобно суровому наказанию? 
Иунит, опустив голову, вошла в зал. Увидев хрупкую девушку, Немти не смог скрыть удивления. 
-- Подними лицо своё, -- велел Сет, -- дабы воин, спасённый тобой, мог полюбоваться твоей красой. 
Девушка испуганно послушалась. Её взгляд встретился с восхищённо-удивлённым взглядом Немти, который невольно залюбовался смущением маленькой изящной лучницы. Зачарованная Иунит не слышала слов его благодарности. Она с улыбкой смотрела в чёрные глаза воина, наслаждаясь теплотой и нежностью его взгляда. 
-- Исполни желание твоего спасителя, -- сквозь хохот произнёс Сет, -- или слово воина Хора ничего не значит? 
-- Это доставит мне величайшую усладу, -- ответил Немти. 
Он с наслаждением впился губами в приоткрытый от волнения ротик девушки. Иунит, не ожидавшая поцелуя, пошатнулась, но крепкие руки Немти удержали её. 
-- Теперь, воин Немти, ты гость в моём граде, -- сказал Сет, гордый за своё войско, если уж слабые девушки так метко стреляют то, что говорить об опытных воинах, -- Иунит, я велю тебе сопровождать нашего гостя, дабы кочевники Исефет снова не напали на него. 
-- С такой охраной я не побоюсь всего войска Апопа! -- воскликнул Немти, не выпуская девушку из объятий. 
Немти гостил во дворце Сета десять восходов солнца. Он прибыл по велению фараона Царства Папируса, дабы изучить некоторые умения рукопашной схватки воинов Сета, которыми Сет хвалился в письме Хору: 
"Пусть один из твоих лучших воинов прибудет в мой град, и я открою ему долю своих секретов, которые помогут твоим воинам не оплошать в рукопашном бою, когда слуги мрака нападут на них из-за угла!" 
Иунит неустанно следовала за Немти. Она с наслаждением любовалась как её любимый, облачённый в короткую льняную одежду, обучается с воинами Сета. Немти легко усваивал уроки. Его движения, ловкие и стремительные, поражали разум юной Иунит. Сопровождение девушки нравилось воину, он любил целовать её огненные волосы, шепча на ухо трогательные речи любви. 
-- Я вернусь со свадебными дарами! -- сказал он, целуя Иунит на прощание. -- Жди от меня гонцов! 
Произнося клятвы любви, Немти не ведал, что завеса мрака сгущается над ним, и что коварная Исефет не желает допустить его счастья с Иунит. Воин долго не мог расстаться с любимой и отправился в путь слишком поздно, не успевая на ночлег до захода солнца в стенах ближайшего города. Солнце опустилось за горизонт, уступив небо луне и звёздам, власть мрака приближался к храброму всаднику. 
Чёрный песчаный вихрь ворвался в тихую ночную пустыню, сбивший с ног пантеру воина. Только ловкость Немти помогла ему вовремя выпрыгнуть из седла. Воин Хора выхватил меч, озираясь по сторонам. Из чёрного смерча шагнула к нему на встречу чёрная тень, неспешно обретая очертания. Немти увидел высокую женщину в чёрном облегающем платье с глубоким вырезом, отороченном золотистой каймой. Её шея была увешана украшениями, на запястьях сияли широкие браслеты, в длинные кудрявые чёрные волосы были вплетены золотые ленты. В руках женщина сжимала тонкий скипетр с чёрным кристаллом, тускло мерцавшим в ночи. 
-- Приветствую тебя, мой воин! -- произнесла она. -- Неужели ты надеялся, что я оставлю тебя! Я великодушна и не стану карать тебя за предательство. 
-- Нет, госпожа лжи! -- вскричал Немти, выхватив меч. -- Я никогда не стану служить тебе! 
Несгибаем стоял он среди чёрного смерча. 
-- Ты давно пытаешься бежать от меня, -- рассмеялась Исефет, -- но ты не властен над будущим, что суждено, нельзя изменить! Твоя воля и храбрость похвальны, но бессильны. Госпожа мрака направила на сердце Немти чёрный кристалл своего жезла. 
-- Ты должен принадлежать моему войску! -- произнесла госпожа мрака. -- Напрасно ты пытаешься бежать от своей судьбы! 
-- Нет, любовь изменила мою сущность! -- вскричал Немти. 
-- Моя магия всё изменит! -- молвила Исефет. -- Ты снова станешь моим воином! 
Тень мрака вырвалась из кристалла, поразив сердце воина, мгла окутала его взор. Уставший от борьбы, Немти опустился на колени, выронив из рук священный меч Хора. Силы покинули воина, он упал ничком перед Исефет, и клубы чёрного песка засыпали его тело. 
-- Немти, воин Хора, ты умер! -- произнесла Исефет. -- Я приказываю тебе возродиться отныне в иной сущности воина мрака! 
Из клубов песка на зов госпожи явился прежний Немти, слуга мрака и хаоса, облачённый в чёрные доспехи. 
-- Я благодарен тебе за великодушное прощение, госпожа, -- произнёс он, опускаясь пред ней на одно колено, -- клянусь тебе в верной службе. 
Склонившись над воином, Исефет положила свою руку ему на плечо. 
-- Забудь о былой любви! -- сказала она. -- Тебе суждено убить Иунит. 
На миг кровь воина мрака взволновалась, но холод тьмы остудил его порыв. Исефет, нагнувшись, поцеловала Немти в лоб. Её холодный поцелуй оставил след Печати Мрака. 
-- Моя госпожа, я убью любого, дабы исполнить твою волю и заслужить прощение! -- произнёс он, поднимаясь с колена. 
Напрасно Иунит ждала вестей от любимого. Воин Немти не вернулся в град-столицу Нижнего Кеми. Слёзы не покидали очей Иунит, пока бывалый военачальник тайной стражи не сказал ей. 
-- Либо уйми свои чувства, Иунит, либо возвращайся домой! Долгие проявления печали непозволительны женщине-воину! Сердце воительницы могут раздирать страдания, но её рука останется тверда, а из глаз не прольётся ни одна слезинка! 
-- Да, мой господин, -- ответила девушка, пряча слёзы. -- Я готова верно служить правителю Сету! Пусть мои стрелы отомстят за Немти подлым воинам мрака, служащим Исефет! 

Помыслы фараона Сета не погрузились в дрёму, он давно проведал, что кочевники Исефет, живущие в пустыне, могут напасть на любые города его владений. Каждый день отправлял он своих верных воинов тайной стражи, дабы проведали они, где остановились на ночь войска врагов. В каждом городе Царства Лотоса тайная стража Сета несла свою службу, пробираясь в холодную ночную пустыню. Не городки наместников и не угодья земледельцев волновали Исефет, госпожа мрака мечтала покорить столицы двух царств Та-Кем, чтобы над долиной Хапи воцарилась власть тьмы и хаоса. 
В сию нежаркую ночь Пта-Анх, лучший воин тайной стражи, отправился в пустыню, дабы выследить войска Исефет, помощником тайного стражника стала Иунит, успевшая доказать свою храбрость и смекалку. Верхом на быстрых леопардах воины ехали долго среди каменных гор пустыни, пробираясь сквозь мрак, только звёзды и луна освещали их путь. Когда всадники приблизились к лагерю войск Исефет, их леопарды зарычали и попятились, пытаясь повернуть назад. 
-- Надо спешиться, -- молвил Пта-Анх, -- дальше пойдём пешком. 
Они пробирались через каменные глыбы пустынных гор, казалось, что они приближаются к самому сердцу мрака. Преодолев преграду, Иунит и Пта-Анх ступили на ровную песчаную равнину, ведущую к лагерю кочевников, черневшему на горизонте. 
-- Куда идёте, недостойные воины Сета? -- раздался голос. 
Обернувшись, тайные стражники, увидели черный силуэт воина мрака. 
Пта-Анх выхватил меч и бросился к воину мрака, взмах руки которого вызвал чёрный вихрь, отбросивший стражника. Падая, воин Сета ударился затылком об горный камень и упал в забытье. Слуга Исефет шагнул к Иунит, их поединок был недолгим. Меч, выбитый из рук девушки, вонзился остриём в песок пустыни. Обезоруженная Иунит неподвижно стояла перед воином мрака. 
-- Убить тебя сейчас было бы слишком легко, -- сказал он, умело проведя остриём меча по её шее, даже не оцарапав кожу, -- Иунит, ты страдаешь, потеряв возлюбленного. Пусть твои страдания станут ещё сильнее. 
Он опустил меч. Из-за темноты девушка не могла видеть лица воина, не ведая, что пред ней стоит её любимый Немти. 
-- Неужто мои страдания утешат Исефет? -- спросила Иунит. 
-- Они утешат меня, маленький лучник, -- ответил он, удалясь. 
-- Откуда тебе известно, как называл меня мой Немти!? 
Крик отчаянья вырвался из её сердца, но воин мрака уже затерялся среди тьмы пустынных скал. 
Девушка нагнулась над лежащим Пта-Анхом, дабы привести его в чувства. 
-- Помоги мне подняться, -- попросил он, -- нужно немедля возвращаться в город. Войска кочевников близко, мы должны поспеть восхода, пока они не проснулись и не начали рыскать по пустыне в поисках лазутчиков. 
Иунит помогла Пта-Анху подняться на ноги, лишь с её помощью сумел он сесть верхом на леопарда. Воины поспешили в град-столицу, рассекая ночную пустыню. 
Весть о том, что войска подступают к столице, не удивила Сета. 
-- На вас напал воин мрака, посланец Исефет? -- спросил он Пта-Анха. -- Неужели она так боится воинов моей тайной стражи, что посылает своих слуг из глубин тёмной части Дуата! 
-- Да, мой господин, -- ответил Пта-Анх, -- когда я лежал недвижим без сознания, Иунит говорила с ним. 
-- Воин мрака пощадил меня, -- сказала девушка, -- ему нужны мои горе и страдания. 
-- Исефет хотела, чтобы ты передала мне его слова, -- решил Сет, -- так она угрожает мне и Хору! Она грозиться обрушить страдания на наши царства! 
-- Воин мрака проведал, как называл меня Немти, -- сказала Иунит. -- Об этом неведомо никому! 
-- Слугам Исефет известны многие тайны, -- произнёс фараон, -- ступайте отдыхать, мои верные воины. Этой ночью я поставлю вас, и ещё два десятка воинов, наблюдать за моим дворцом. Демоны мрака хотят проникнуть в мой чертог, я чувствую это. 

До захода солнца пролежала Иунит, погрузившись в дрёму. Ей чудились ласки и объятия любимого Немти, стоило ей закрыть глаза, как он появлялся рядом. Его приход не казался простым сновидением: его прикосновения горячи подобно жаркому ветру, слова любви слышны ясно и чётко, поцелуи чувственны, столь неописуема была услада, заставлявшая трепетать тело Иунит. Она встретилась с возлюбленным на грани миров, дабы насладиться любовью. Млея от любви, Иунит чувствовала холод мрака, сгущающегося над ними. Тьма хочет отнять у неё Немти, дабы поглотить его Ка безвозвратно. Страх последней встречи любви разжигал чувственность и самозабвенность ответных ласк Иунит. На закате мрак поглотил сладостное видение. Иунит, дабы очнуться от охватившего её блаженства, велела служанке приготовить ванну. Погрузившись в прохладную воду, жадно вдыхая аромат благовоний, тщетно пыталась Иунит унять сладкую истому тела. 
Ночь выдалась беспокойной. Тени мрака, скользившие по стенам дворца, казались Иунит затаившимися слугами Исефет, а ночной ветерок пустыни -- прикосновением тьмы. Только мысли о любимом Немти согревали стражницу, он приходил ко мне в видениях -- думала она -- значит, он не погиб. Из сладостных мечтаний её вывел суровый голос Пта-Анха. 
-- Я слышал шум, -- промолвил он, -- правитель опасается, что вражеский шпион может тайно проникнуть во дворец, я посмотрю в коридорах, а ты в дворцовом парке. 
Прогнав из сердца страх, Иунит поспешила в ночной парк. Тонкая дымка облаков заслонила луну, уступив небо мраку. 
-- Ты меня, ищёшь, Иунит? -- услышала она за спиной тихий голос. 
Девушка обернулась. Воин мрака выскользнул из-за укрытия. Их мечи скрестились. Иунит успела пронзить плечо врага кинжалом, но сильный удар выбил оружие из её рук. Она отступила, беспомощно прижавшись спиной к стене. Воин мрака, держась одной рукой за раненое плечо, приставил меч к горлу Иунит. Девушка, дрожа, зажмурилась. 
-- Смерть будет для тебя избавлением от страдания, -- произнёс воин мрака, убрав меч. -- Я ещё успею убить тебя. Ты слабее меня, Иунит, мой маленький лучник. 
Иунит замерла, один Немти называл её такими словами. 
-- Ты второй раз пощадил меня, воин мрака, -- сказала она, -- что руководит тобою? 
-- Желание заставить тебя страдать, -- ответил он, -- воспоминание о Немти и страх перед моим оружием сделает твою жизнь мучительной... В одну из наших встреч я пощажу тебя! 
Девушка внимательно слушала его слова. 
-- Это я прихожу к тебе во снах в облике Немти, -- продолжал воин мрака, -- я целую твои глаза и ласкаю твоё тело. Ты чувствуешь холод мрака, но твоя любовь к Немти не позволяет тебе оттолкнуть меня. 
-- Ты говоришь о Немти, -- задумалась Иунит, -- и ты знаешь, как он любил называть меня. Злодейка Исефет велела тебе убить меня, но ты не сумел... Воин мрака, я знаю, что ты мой любимый Немти, околдованный чарами госпожи Хаоса. 
Раненый воин мрака упал на колени. Иунит опустилась рядом с ним, дымка облаков освободила луну, и увидела девушка в лунном свете лицо своего возлюбленного. 
-- Я не прежний Немти! Я воин мрака и хаоса, -- сказал он сквозь боль. -- Я омерзителен для тебя? Да, я омерзителен сам себе! 
-- Твои слова значат, что ты служишь Исефет не по своей воле! 
Иунит провела ладонью по его лицу, но Немти грубо убрал её руку. 
-- Я воин мрака, который вскоре убьёт тебя! -- сказал он. -- Я служу своей госпоже Исефет! Теперь моя любовь и моё сердце принадлежат только ей. 
Немти попытался подняться, но снова упал на колени. 
-- Я перевяжу твою рану, -- сказала Иунит, оторвав полосу от своей белой льняной одежды. 
Воин мрака промолчал. 
-- Ты потерял слишком много крови, -- сказала девушка, -- я укрою тебя в своих покоях, пока ты не поправишь силы. 
-- К чему твои напрасные труды? Я воин мрака, презревший Та-Кем! 
-- Прошлый раз ты пощадил меня, даровав мне жизнь, по закону Маат я должна подарить жизнь тебе. 
Она помогла Немти подняться и, поддерживая, повела в свои покои. Иунит умело перевязала рану, и кровь раненого не капала на плиты дворцового коридора. 
-- Я лягу на пол, на циновку, -- сказал Немти, когда они вошли в покои девушки. 
Иунит сняла одно из покрывал своего ложа, устлала им циновку и положила две мягкие подушки. Воин мрака устало опустился на постель. Девушка помогла ему улечься. 
-- Удобно ли тебе, любимый? -- спросила она. 
-- Не зови меня так! -- воин мрака попытался приподняться, но упал от бессилия, -- неужели я не мерзок тебе? 
-- Радость, что я, наконец, отыскала тебя, слишком велика, -- улыбнулась девушка. 
Она легла рядом с Немти, нежно провела рукой по его волосам, лицо воина мрака было повёрнуто к ней, и Иунит попыталась поцеловать его губы, но он отстранил девушку. 
-- Найти Пта-Анха, скажи, что прогнала проникшего во дворец, ранив его. Капли моей крови будут доказательством твоих слов. Я не надолго стесню тебя, завтра после захода солнца я покину дворец Сета. 
Немти закрыл глаза и погрузился в глубокий сон. 

Утром сам Сет велел позвать Иунит в тронный зал. 
-- Ты проявила удивительную смелость, -- сказал он, -- мои воины обнаружили следы крови раненого тобой злодея! Твой поступок достоин награды! 
-- Я ничего не желаю, мой великий фараон, -- робко произнесла Иунит, потупив взор, -- позволь мне лишь отдохнуть несколько восходов солнца в моих покоях! 
-- Будь по-твоему, -- согласился царь Верхнего Кеми. 
Сомнения не проникли в разум Сета. Усталость хрупкой девушки могла объяснить странную просьбу. 
Весь день Иунит провела в своих покоях с Немти. Она обработала его рану мазями Анпу, дабы облегчить страдания любимого. Когда солнце опускалось за горизонт, воин мрака обрёл былые силы. 
-- Останься ещё на ночь, -- попросила девушка, глядя в его чёрные глаза, которые, казалось, не изменились. 
Он хотел отстранить её, но не смог, Иунит прильнула к любимому и нежно поцеловала его, страшась быть отвергнутой. 
-- Не надейся, что твой поцелуй рассеет чары, -- усмехнулся воин мрака, -- но твоя нежность и красота не может не волновать мою тёмную кровь. Хотя у меня нет любви Немти, но есть его слабость к твоей нежности. 
Его руки скользнули по тонкому стану девушки. Немти опустился на циновку, увлекая за собой Иунит. Они самозабвенно дарили ласки друг друга. Дрожь и волнение девушки забавляли Немти, вызывая тихий приглушённый смех. Иунит смущённо улыбалась в ответ, прикрывая глаза. Воин мрака осторожно сжал её лицо в ладонях. 
-- Не мечтай, что твои ласки вернут прежнего Немти, -- сказал он таинственно, вглядываясь в глаза девушки, -- но твоя любовь имеет свою власть надо мной, я верен мраку и хаосу, но не могу противостоять силе твоей любви. Мне придётся убить тебя, Иунит, так предначертано судьбой. Но, когда я поражу мечом твою плоть, моё сердце разорвётся от боли. Умирая, я припаду к твоим навеки сомкнувшимся устам, мой маленький лучник. 
Он ласкал шею девушки, чувствуя, как кровь бьётся в её жилах. Его руки опустились на её хрупкие плечи, освободив от рукавов платья, Немти расстегнул ей пояс, помогая любимой избавить её гибкое тело от одежды. 
-- Умереть у тебя на руках, значит получить наслаждение, -- прошептала Иунит, лаская его волосы, -- мой последний вздох будет на твоих устах. 
Тело девушки изящно изгибалось от его томных прикосновений. 
-- Твоя грация храмовой кошки завораживает, -- шептал Немти. 
Его чёрные глаза маняще поблескивали сквозь тьму ночи. Иунит наслаждалась ласками и поцелуями воина мрака, голова закружилась, разум потерял власть над телом. Его грубость, сменялась внезапной нежностью. Когда они слились, как расплавленные металлы сливаются в бронзу для ковки оружия, Иунит едва не упала в забытье, она ощутила душу Немти, покорившуюся власти её любви, вырвавшуюся из неволи мрака. В жаре любви Немти чувствовал себя свободным от власти тьмы, его душа парила в небесах над долиной Хапи, он увлекал за собой светлую душу Иунит. Тьма, бессильная против любовного единения, отступила от них. Долго не отпускал Немти возлюбленную в объятия сна. Пред восходом солнца сладостная дрёма окутала усталых влюблённых. Им снилось, что они парят над долиной Хапи, подобно диким птицам. Сладостное видение сменилось кошмаром, чёрная стрела, пущенная Исефет, поразила Немти в самое сердце. Иунит в испуге проснулась, её возлюбленный спал, положив голову к ней на плечо, в его чертах вновь появилась печать мрака. 
Пять восходов Ра скрывался Немти в покоях Иунит. Воин мрака принёс беду в град-столицу Верхнего царства долины Хапи. На следующую ночь был убит один из военачальников армии Сета, а утром после второй ночи нашли мёртвым жреца храма Маат. Кинжал мрака пронзил сердца верных сынов Та-Кем. 

Получив послание Сета, фараон Царства Папируса и его божественная супруга прибыли в град-столицу Царства Лотоса. Долго беседовали они об опасности, нависшей над землями долины Хапи, тревожны были их речи о том, что тьма не желает отступать, мечтая ввергнуть славные царства, живущие по закону Маат, в бездну хаоса. 
-- Моё войско прекрасно обучено, а оружие выковано умелыми оружейниками, -- произнёс Сет, -- но мрак проник во дворец, и моё прекрасное оружие оказалось бессильно. 
-- Я слышал о бедах, постигших тебя, Сет, -- молвил Хор. 
-- Мы поговорим о моих бедах позднее, а пока взгляните на мои прекрасные мечи! Как прочен и остр их клинок! 
-- Да, Сет, твои оружейных дел мастера очень искусны, -- согласился Хор, -- но мои оружейники тоже неслабые умельцы, взгляни на мой меч! Как он лёгок и изящен, способный поразить врага в любой схватке. 
Хатор с улыбкой взирала на споры мужчин об оружии -- какой клинок смертоноснее для врага в бою, способен ли он отразить удар слуги Исефет, не устанет ли рука воина в сражении под его тяжестью. 
-- Мы оба правы, храбрый Сет, -- Хор решил прекратить бесполезный спор, -- вместе наши армии разят кочевников мрака, обращая оставшиеся горстки их воинов в позорное бегство. 
-- Да, Хор, оружие бесполезно без умелой руки храброго воина, -- сказал огненный владыка, -- позволь моим воинам показать своё умение в сражении. Ты и твоя супруга сами убедитесь, как умело мои воины ускользают от оружия противника, как ладны и стремительны их движения в нападении. 
-- Буду рад лицезреть на мастерство твоих воинов, -- ответил Хор, -- узнав о меткости твоей лучницы, спасшей жизнь моего воина, я не смею даже усомниться в их умении. 
-- Её старания были напрасны, -- сокрушался Сет, -- Исефет убила твоего доблестного воина! Не печалься, Хор, наши армии отомстят ей! 
Грусть пробежала по лицам Хора и Хатор, ибо Немти был не только их воином, но и добрым другом. 
Сет увлёк гостей за собой на площадь, посыпанную речным песком, где его воины преумножали своё боевое мастерство. Мечники, копейщики, мастера рукопашного боя блестяще показали фараону Хору и его супруге свои боевые таланты. 
-- Твои военачальники придумали прекрасные движения для уклонения от удара! -- воскликнул Хор. 
-- А какое нападение! -- гордо добавил Сет. 
Пришла очередь лучников, среди которых была Иунит. Впервые её руки дрожали, но не страх посрамиться перед Хором и Сетом вызвал эту дрожь. Стрелы лучников попали точно в цель, лишь одна Иунит промахнулась, и ни разу её стрела не попала в цель. 
-- Волнение Иунит вызвано исчезновением возлюбленного Немти, -- предположила Хатор. 
-- Воины, страдающие от любви, никуда не годны, -- вздохнул Сет, -- до сего момента Иунит была одним из лучших лучников. Я хотел отослать девушку-воина домой, как только брат её восстановит силы, но недавно она снова отличилась, ранив злодея Исефет, пытавшегося пробраться в мой дворец. К моему огорчению, слуга мрака смог бежать. 
-- Такого воина не стоит отсылать домой, -- согласился Хор. 
-- Я предполагаю, что злодеев было двое, одного прогнала Иунит, а другой пробрался во дворец, -- сказал Сет, -- на следующую ночь был убит один из моих военачальников. 
-- Я готов выслушать твои речи о постигшем тебя несчастии, -- произнёс Хор. 
-- Да, я хотел поговорить с вами наедине в покоях, ибо нас могут услышать уши коварного злодея Исефет, -- ответил владыка Верхнего Кеми, -- он может стоять рядом с нами за колоннами, он дерзок и неуловим. 
Когда лучшие воины Сета явили Хору и Хатор свои умения, хозяин дворца провёл гостей в свои покои. 
-- Тут нас никто не услышит, -- произнёс он, -- правитель Хор и его священная супруга Хатор, я готов просить у вас помощи! Помогите мне поймать подлого злодея, творящего бесчинства в моих владениях, пред моими очами! 
Огненный владыка был вне себя от гнева. 
-- После того, как пропал ваш воин Немти, несчастья стали преследовать и моих верных слуг! Ночью в своих покоях был зарезан один из лучших моих военачальников, на следующую ночь убили жреца, с которым в моём царстве никто не мог сравниться в знаниях священных тайн. 
-- Полагаю, твои верные слуги сами впустили убийцу в свои покои. 
-- Ты прав, Хор, -- согласился властитель Верхнего Кеми, -- злодей тайно пробрался к ним! 
-- Убитые не побоялись впустить злодея ночью, значит, хорошо знали его и доверяли ему, -- пояснила Хатор, -- кто-то предал тебя, Сет! Кого видели входящим в покои убитых? 
-- Только Пта-Анха, воина тайной стражи. Я велю позвать его, он сам расскажет вам, как погибли несчастные воин и жрец. 
Пта-Анх вошёл в покои Сета. Склонив голову, он поприветствовал правителей. 
-- Воин и жрец были убиты ножом в сердце, -- молвил он, -- около их покоев дежурили часовые, сила мрака погрузила их в глубокий сон, позволив злодею проникнуть в спальни своих жертв. 
-- Чары Исефет усыпили их! -- воскликнул Сет. -- Подлый злодей -- посланец мрака! 
-- Их мог усыпить сонный порошок, добавленный в вино, -- произнесла Хатор. 
Хор кивнул, соглашаясь с догадкой супруги. 
-- Все мы преданы нашему правителю! -- воскликнул Пта-Анх. -- Кто мог осмелиться совершить такое? 
-- Вы обыскали дворец? -- спросил Хор. 
-- Каждую комнату, включая строения-жилища воинов и слуг, -- ответил Пта-Анх. 
-- Можешь идти, Пта-Анх, -- Сет отпустил своего воина. 
-- Мы попробуем разгадать твою загадку, Сет, -- сказал Хор, -- нам нужно время, и я буду молить Маат, чтобы в твоих чертогах не произошло новое убийство! 
-- Я приставлю вам самых верных стражников! -- сказал Сет. -- Твои воины, Хор, смелы и хорошо обучены, но они не знаю моего дворца! 
-- Мы благодарим тебя за заботу, но мы не потерпим даже самых доблестных воинов в своих покоях среди ночи, -- сказал Хор, обменявшись с Хатор улыбками. 
-- Ваша воля, но мои воины будут сопровождать вас среди дня, убийца дерзок! -- настоял Сет. -- Среди дня в открытом дворцовом парке опасность страшнее, чем ночью в закрытых покоях. 
-- Мне бы хотелось видеть рядом с собой Иунит, -- попросила Хатор, -- возможно, моя беседа поможет ей. 
-- Ты слишком добра, царица, -- усмехнулся фараон Царства Лотоса, -- но Иунит верный и храбрый воин, достойная стать твоим стражником, поэтому я исполню твою просьбу. 
Узнав, что она будет служить Хатор, Иунит не смогла скрыть радости. Царица желала прогуляться по парку, и стражница сопровождала её. 
-- О, царица Хатор, ты слывёшь мудрейшей в делах любви, -- обратилась Иунит, -- подскажи мне, юной дочери Та-Кем, можно ли ради любви нарушить закон Маат? 
-- Истинная любовь никогда не нарушит закон Истины, -- с улыбкой ответила Хатор. 
-- Но если влюблённых могут обвинить в нарушении закона Маат? 
-- Значит, закон толкуется неверно. Любовь -- один из главных законов Маат, держащий мир, если исчезнет любовь, вокруг воцарится хаос. 
-- А как узнать, истинная ли моя любовь? 
-- Неужели ты сама не чувствуешь этого? -- Хатор улыбнулась. -- Даже я не сомневаюсь в истинности твоей любви... 
-- Прости, великая царица, но речь не обо мне, -- попыталась возразить Иунит. 
-- Не стыдись своей любви, -- прервала её речь Хатор, она покровительственно положила свою длань на плечо девушки, -- сколько людей прожили жизнь в несчастье, потому что однажды постыдились своего чувства. 
Слова Хатор подарили Иунит надежду. 

Полная луна озарила дворцовый парк, наступила середина ночи, Иунит ведомая Немти, подошла к дворцовому озеру. 
-- Как прекрасна ночь! -- воскликнул Немти, прижимая к себе девушку. 
-- Прошу тебя, вернёмся в мои покои, -- прошептала Иунит, -- вдруг нас заметят. 
-- Каждый подумает, что ты назначила тайное свидание одному из воинов, ночью не видно лица, -- воин мрака усмехнулся. 
Они сели у озера, глядя на отражение луны, разбиваемое на жёлтые огоньки проплывающими рыбками. 
-- Вот чем ты занят! -- раздался голос Пта-Анха. 
Иунит и Немти быстро поднялись на ноги. 
-- Тебе следовало давно убить её в поединке! -- сказал Пта-Анх. -- Почему ты медлишь? Какая сила мешает тебе? 
Девушка с удивлением взирала на Пта-Анха. Он предатель, служащий Исефет! Это Пта-Анх дважды подставил её под оружие воина мрака. Немти медленно, точно борясь с невидимым противником, вынул меч из ножен. 
-- Дерись, Иунит, -- велел Пта-Анх, протягивая ей меч. -- Хотя, какой в этом прок? Ты так и не научилась владеть мечом! 
-- Нет, я не могу, моя любовь не позволит мне сражаться с моим возлюбленным -- верная дочь Та-Кем опустилась на колени перед Немти, -- пронзай моё сердце! 
Воин мрака зачарованно смотрел в глаза Иунит, не в силах причинить ей зла, власть её любви оказалась сильнее власти мрака. 
-- Я помогу тебе, воин мрака, -- насмешливо произнёс Пта-Анх, -- прощай, неразумная Иунит. Я не буду пронзать твоё сердце, мне легче отрубить твою голову. 
Он замахнулся мечом, но меч Немти, перехватил удар. Свет факелов ворвался сквозь тьму дворцового парка. Пред ними предстал сам Хор, фараон Царства Папируса, в окружении верных воинов. В рассеянном свете факелов его лицо казалось величественно-пугающим. Немти и Пта-Анх опустили мечи. 
-- О, Великий Хор, слава Ра, ты подоспел вовремя. Иунит укрыла в своих покоях воина мрака, -- произнёс Пта-Анх, поклонившись, -- он коварный убийца, который напал на меня! 
-- Не лги, Пта-Анх, -- перебил его Хор, -- мне не ведомо, какие злодеяния совершил воин мрака, но кровь военачальника и жреца на твоих руках, предатель! 
-- Ты заблуждаешься, повелитель Нижнего Кеми... 
-- Как ты смеешь перечить мне, недостойный предатель! Увести его! 
Воины Хора схватили под руки перепуганного Пта-Анха, увлекая за собой во мглу парка. 
-- О, великий фараон, -- Иунит опустилась перед ним на одно колено. 
-- Не благодари меня, наивная дева, -- Хор жестом велел ей подняться, -- сейчас в тронном зале решится и твоя судьба! 
Когда лучи солнца ещё не окрасили небо, в тронном зале собрались правители обоих царств Там-Кем. 
-- О великие фараоны! Пта-Анх, предатель, желавший моей смерти, а Немти, воин Хора, отразил удар его меча и спас мою жизнь! -- молвила Иунит. 
Она стояла, прижавшись к Немти, в окружении воинов-стражников, вооружённых копьями. 
-- Пред вами не прежний Немти, -- произнёс Пта-Анх, -- он стал воином мрака! 
По жесту Сета один из жрецов подошёл к Немти и попросил вытянуть ладонь. Воин мрака не перечил. Жрец вложил ему в руку священный амулет из золота. Вскрикнув от боли, Немти выронил священное золото, и багровый след от ожога остался на его руке. 
-- Неужели можно верить словам предательницы, укрывшей слугу Исефет в священном чертоге фараона! -- торжественно Пта-Анх. 
-- Ты обвиняешь и меня во лжи? -- гневно спросил Хор. -- Отрицая свою вину, ты выставляешь меня лжецом! Слова Иунит служат свидетельством моей правоты! 
Пта-Анх потупил свой взор. 
-- Тебе решать, повелитель Верхнего Кеми, -- обратился Хор к Сету. -- Прислушайся к моим словам, если ты отпустишь Пта-Анха, на следующий день жертвой его меча падёт ещё один твой верный воин или жрец. 
Огненный владыка задумчиво взирал на собрание. Тяжело принять решение, так не хотелось верить, что Пта-Анх подлый предатель. Хор говорит, что Пта-Анх убил его верных слуг, но если Хор сам предатель, возжелавший заполучить и трон Царства Лотоса. Вдруг это он велел убить военачальника и жреца. 
Двери зала распахнулись, и перед собравшимися предстал мудрейший Тот, за ним следовал слуга, несший на подносе золотой сосуд. 
-- Сила Ра, данная мне, помогла предвидеть сиё происшествие, -- сказал он с улыбкой, -- я помогу вам отличить честного от лжеца. 
-- Рассуди, мудрейший Тот, -- попросил Сет. 
Тот с улыбкой указал дланью на сосуд. 
-- Мой священный сосуд узнает лжеца! -- торжественно молвил он. -- Сначала Пта-Анх, а затем Иунит опустят свою руку в сосуд. Как только солгавший дотронется до его стенок или дна, сосуд зазвенит, и лжец будет посрамлён пред правителями обоих земель долины Хапи. 
Пта-Анх опустил руку в сосуд, но звона не последовало. 
-- Значит, Иунит лжёт! -- воскликнул он. 
-- Не смей вмешиваться в моё испытание, -- сурово молвил Тот, -- Иунит, твоя очередь доказать свою правду! 
Тонкая рука девушки опустилась в глубь сосуда, который снова промолчал. 
-- Неужто, никто из них не лжёт? -- удивился Сет. -- Я не понимаю, мудрый Тот! 
Удивление скользнуло по лицам Хатор и Хора, они вопросительно взглянули на мудреца. 
-- Всё просто, -- Тот хитро прищурил глаза, -- Пта-Анх и Иунит, покажите мне свои ладони. Сосуд не был священным. Дабы уличить злодея-хитреца, мне самому пришлось пойти на хитрость. Я велел вымазать сажей стенки и дно обычного сосуда. Смотрите, великие правители, длань Иунит в саже, значит она, не страшась за свои слова, дотронулась до стенок сосуда! А на длани Пта-Анха нет следа сажи, он боялся, что священный сосуд разоблачит его ложь. 
-- Взять его! -- велел Сет стражникам, не дожидаясь оправдания Пта-Анха. 
Мудрец Тот гордо улыбнулся. 
-- Предательство Пта-Анха не снимает твоей вины, Иунит, -- гневно произнёс Сет, -- ты предала Та-Кем, укрыв в священном чертоге дворца нашего врага! Сила мрака помогала ему остаться незамеченным при обыске от взора моих воинов! 
Иунит опустилась пред правителем на одно колено. 
-- Великий Сет, Немти пощадил мою жизнь, и по закону Маат я должна была пощадить его, поэтому я укрыла раненого в своих покоях, иначе он бы погиб в пустыне. 
-- Разве законы Маат руководствовали тобой? -- спросил Сет насмешливо. -- Разве может погибнуть воин мрака, явившийся из Дуата? 
Возмущённый взгляд Хатор заставил его замолчать. 
-- Зачем ты это сделала, Иунит? -- голос Сета звучал сурово. 
-- Да, храбрая Иунит, -- обратилась к ней Хатор, одарив доброй улыбкой, -- скажи нам честно, зачем ты укрыла Немти? Спасет истина, а не ложь. 
Иунит подошла к Немти. 
-- Я люблю его! -- сказала она уверенно. -- Я всегда буду любить моего милого Немти, какова бы не была его сущность! Меня не страшат грядущие предзнаменования! Пусть он пронзит моё сердце мечом, но до того дня я успею насладиться его любовью! 
Девушка положила руки на плечи воина мрака и поцеловала его. 
-- Я чувствую, что-то меняется во мне, -- прошептал Немти. 
Черты его лица смягчились, на губах появилась улыбка. 
-- Мрак отступил, -- сказал он, -- твоя любовь, Иунит, смогла изменить грядущее, и вернуть мне людскую сущность. 
В ответ он поцеловал губы наречённой. 
-- Да, Иунит, ты вернула нам прежнего Немти, -- произнёс Тот. 
-- Несмотря на опасность, ты призналась пред троном фараонов в своей любви к воину мрака, -- произнесла Хатор, -- твои слова любви рассеяли чары Исефет. 
-- Моя супруга заранее догадалась об этом, -- торжествуя произнёс Хор. 
-- Почему ты утаила свои знания? -- удивился Сет. 
-- Я не могла сказать об этом Иунит, иначе бы чары не развеялись, -- смущённо ответила Хатор. 
-- Хор, как ты заподозрил Пта-Анха в предательстве? -- спросил фараон Верхнего Кеми. 
-- Только его видели входящим в покои убитых, и только при его сопровождении Иунит встречала воина мрака, а его непоколебимость сразу насторожила меня. 
-- Почему ты не усомнился в невиновности Немти? -- удивление не покидало Сета. 
-- Он не мог одновременно находиться в объятиях любимой и пронзить кинжалом твоих подданных, -- пояснил властелин Царства Папируса. 
Сет громко расхохотался. 
-- Исефет при помощи предателя хотела убить твоих лучших воинов и жрецов, -- продолжал Хор. -- Пребывание Немти во дворце сыграло ей на руку. Раньше Немти был моим воином, и ты мог заподозрить меня в предательстве, полагая, что я подослал своего убийцу. Два царства Та-Кем охватило бы война, ввергнув в хаос. Не этого ли желает сам Апоп? 
-- Но зачем Исефет потребовался Немти? -- спросила Иунит, -- и зачем ей надобна моя жизнь? 
-- Немти был воином мрака. Только своему супругу Хатор поведала о том, что открыла воину мрака его возможную любовь, которой была ты, Иунит. Немти, полюбив тебя с первого взгляда, решил отвергнуть службу Тьме, -- молвил Тот. 
-- Он выбрал путь любви, отвергнув путь мрака, -- молвила Хатор, смущённо опустив глаза. -- Мне не ведомы все горизонты будущего, но ведомы пути счастливой любви. 
Ни одна тайна не скроется от мудрого Тота, но если эта тайна не несёт зла, он никогда не выдаст её раньше положенного срока. 
-- Каково было окончание моего пути мрака? -- спросил Немти. 
-- Если бы ты отверг совет Хатор и остался воином мрака, -- ответил Тот, -- Иунит было бы суждено стать твоим противником. Вы стали бы не влюблёнными, а заклятыми врагами, охваченными ненавистью и презрением друг к другу, позднее Иунит погибла бы от твоего меча, а тебя убили бы воины Хора. 
-- Теперь я разумею, почему Исефет желала смерти моей возлюбленной, ибо так было предначертано ранее, -- Немти испугано прижал к себе возлюбленную. -- Госпожа мрака хотела силой осуществить то, что нам удалось изменить! 
-- Верно, сила любви может изменить даже судьбу! -- молвила Хатор. -- Когда ты впервые решился ради любви изменить свою сущность, ты изменил судьбу. Исефет не желала сдаваться, но она оказалась бессильна пред властью любви... 
-- Я боюсь козней Исефет, -- молвила Иунит, сильнее прильнув к Немти. 
-- Когда вы соединитесь в свете Ра и станете супругами, мрак отступит от вас навсегда! -- разогнал её страхи мудрый Тот. 
-- Любовь -- удел глупцов, -- усмехнулся Сет. 
-- Он говорит так с тех пор, как его супруга Нефдет предпочла его военачальника Ал-Демифа, -- шепнул Хор Хатор. -- Только в Другом Мире удалось укрыться им от его гнева. 
-- Не говори так, Сет, -- произнесла Хатор, -- я знаю, что и тебе придётся окунуться в это чувство, никто не уязвим от силы любви, ибо таков закон Маат. 
Мудрый Тот склонил голову в знак согласия с её словами. 
-- Хатор, неужели я смогу снова влюбится? -- спросил Сет насмешливо. -- Ты чувствуешь грядущую любовь каждого, это знают все. А не побоишься ли ты предсказать мне моё счастье на глазах у подданных? 
Царица Та-Кем взяла его за руку и, глядя в глаза, произнесла. 
-- Пройдёт много лет, ты будешь почитаем потомками как великий воин, разящий врагов Ра, твоей защиты попросят путники, странствующие через пустыню, твоя помощь из другого мира будет всегда нужна народу Та-Кем... Спустя века, ты увидишь земную девушку, дочь жреца Хора. 
-- Ты говоришь красиво, -- улыбнулся Сет. -- Но я не верю твоим словам, ты слишком мечтательна и наивна, Хатор. 
Хатор не обиделась, только едва заметная улыбка коснулась её губ. 
-- Она говорит правду, -- произнёс Тот. -- Надеюсь, никто не посмеет упрекнуть старого мудреца в наивности. Спустя века, Сет, ты ещё спросишь у меня совета... 
Тот говорил печально, будто ведая о грядущей беде. Его слова не тронули сердце Сета, и он не испытал никакого смущения от того, что речи Тота и Хатор слышало много подданных, собравшихся в парадном зале. 



Долина Хапи -- долина реки Нил. 
Локон -- месяц древних египтян, название происходит от фразы "локон Хонсу", олицетворения времени. 
Ра -- в данном случае отождествляется с Солнцем.

Main page Contacts Search Contacts Search