Египетская мифология

Египтяне знали о существовании измерений и говорили о более высоком уровне существования, так называемом четвертом измерении, называя его «мир иной». Еще фараон Эхнатон оставил наследие, ставшее источником всех современных монотеистических религий. Это школы:
Правый глаз Гора
Школа, посвященная левому (мужскому) полушарию мозга. Эта сторона контролирует логику, расчеты, а также способность понимать геометрию и воспринимать пространственные соотношения. Ее задачей было доказать существование духа, присутствующего везде и во всем.

Левый глаз Гора
Школа, посвященная правому (женскому) полушарию мозга (эмоциям и чувствительности).

Средний глаз Гора
Школа, посвященная самой жизни.

Целью этих трех школ было восстановление знаний о «Единой настоящей силе – Всемогущем», который существует везде и присутствует во всем. Египетские идолы были только символами одного настоящего Бога, «Нетер Нетеру», не имеющего определения. Египетская мифология стала своего рода символическим методом расчета, при помощи которого мудрецы интерпретировали развитие духовных уровней и ландшафты души. Эти религиозные учения говорили о единстве и монотеизме, но никогда не шли далее упрощенного определения «Нетер Нетеру».

То есть эти школы не выходили за рамки «четвертого измерения» И все выводы, которые определялись в сознании, были построены только на расчете, исходили из потребности индивидуального Я . А иначе и быть не могло, эволюция сознания еще не достигла той стадии, где индивидуальное «Я» могло выйти из себя на ружу, и ощутить потребность окружающего мира, как свою, то есть единство Б-га, воспринималась, как целосность самого себя, в писании это описывается как власть фараона. То есть царство, где облаченый знанием влавствует фараон, который структурирует всю систему на служение себе. Своеобразная пирамида, где нижний подчинен и работает на более высшего, а самый «высший», является воплощением бога на земле. По причине отсутствия пищи Свет спустился в Египет, то есть, пока еще не видя иной формы существования, разум, притягивает свет знания, который направлен только на обслуживание собственных потребностей, эти потребности и являются пищей для самосознания, и продолжении развития, пусть и в такой форме, что бы не стоять на месте.

Речь идет о самосознании, уже втянувшись в работу, приходит ощущение, крайней отдаленности от свойства самого Света эманировать (отдавать). И войдя в Египет и приступив к работе, не очень-то ясно, где находишся, и только стремясь к свойству самого Света, приходит ощущение, о включении в процесс, называемый «работой в Египте» – египетским рабством. Довольно много времени уходит на осознание, что действительно пребываешь в рабстве.
Каково же ощущение пребывания в рабстве? После продолжительной работы (анализа), которая может длиться годами, только тогда приходит какое то наитие, что развитие происходит, возможно, и по верному пути, но все время входит в неправильные состояния.

Что значит неправильные состояния? Это состояния, диаметрально противоположные тем, в которых, индивидуум должен пребывать, желая уподобиться Свету. Здесь уместен вопрос: откуда может появиться желание быть подобным Свету, дело в том, когда человек вдруг начинает ощущать, что есть нечто способное эманировать отдавать, а он является лишь получающим, от этого нечто, то он сразу же определяет такое состояние отдачи более совершенным, чем то в котором он находиться, в получении. Подсознательно такое состояние определяется как, более низшее, относительно высшего состояния своего бытия.

Усилия, приложенные человеком, приступившим к работе для достижения цели, разделяются на две части: практическую – совершение механических действий – и работу в мыслях. Практическая часть, как принято считать, – это работа руками и ногами, подобно тому, как мы проделываем какие то действия желая быть подобными в материальном плане, то есть пытаемся совершить какие то действия отдачи и распространения (ритуалы), а все остальное, помимо работы руками и ногами, называется работой мысли.

Истоки материализма

Более поздние поколения мудрецов разделились на два течения: хранителей заветов (жрецов) и естествоиспытателей (практических магов). Мельчала духовность, сменилась система ценностей, вместе с тем изменились цели и ориентиры познания.

Естествоиспытателей в основном стали интересовать не истоки Мироздания, а основы материальности. Степень посвященности оценивалась не по духовному уровню мудреца, а по силе его воздействия на природу и способности прогнозировать будущее посредством Б-жественных откровений, магии, колдовства, астрологии и других оккультных знаний. Результат – поклонение мистическим силам, культовый разврат, человеческие жертвоприношения, падение нравов.

Вместе с тем зарождались и истоки материализма и атеизма. Тенденция познания материальности и овладения ее силами была свойственна практически всем центрам человеческой мысли от Страны восходящего солнца до туманного Альбиона. Индийские брахманы и джайнисты, арамейские волхвы, тибетские ламы, египетские маги, китайские даосы, греко-римские философы и кельтские друиды стремились овладеть материальностью, апеллируя к высшим Силам. Многие школы древности рассматривали праматерию как единую среду – «апейрон», состоящую из мельчайших хаотично движущихся частиц. Часто среды исходной материальности обладали и элементами разума и духовности, например gas (газ) и по сей день созвучен ghost (призрак), аналогично греческое понятие «пневма» имеет духовные корни. Лишь в новейшие времена материалисты выхолостили из протяженных сред всякое проявление жизни.

Источники мифологии Древнего Египта отличаются неполнотой и несистематичностью изложения. Происхождение и характер многих мифов реконструируются на основе поздних текстов. Памятниками, отразившими мифологические представления египтян, в основе являются разнообразные религиозные тексты: гимны и молитвы богам, записи погребальных обрядов на стенах гробниц. Наиболее значительные из них – «Тексты пирамид» – древнейшие тексты заупокойных царских ритуалов, вырезанные на стенах внутренних помещений пирамид фараонов V и VI династий Древнего царства (XXVI – XXIII вв. до н. э.); «Тексты саркофагов», сохранившиеся на саркофагах эпохи Среднего царства (XXI – XVIII вв. до н.э.), «Книга мертвых» – составлявшаяся начиная с периода Нового царства и до конца истории Египта. Египетская мифология начала формироваться в VI – IV тыс. до н. э., задолго до возникновения классового общества. В каждой области (номе) складывается свой пантеон и культ богов, воплощенных в небесных светилах, камнях, деревьях, птицах, змеях и прочих образов, которые как то мог вместить в себя еще не окрепший разум .

И все же значение египетских мифов неоценимо, они дают ценный материал и для сравнительного изучения религиозных представлений на Древнем Востоке, и для исследования идеологии греко-римского мира, и для истории возникновения и развития христианства. Космогонические мифы Судя по данным археологии, в самый древний период египетской истории еще не было космических богов, которым приписывали сотворение мира. Ученые полагают, что первая версия этого мифа возникла незадолго до объединения Египта. Согласно этой версии, солнце родилось от союза земли и неба. Это олицетворение, несомненно, древнее, чем космогонические идеи жрецов из крупных религиозных центров. Как обычно, от уже существующего мифа не отказывались, и образы Геба (бога земли) и Нут (богини неба) как родителей бога солнца Ра сохраняются в религии на протяжении всей древней истории. Каждое утро Нут производит на свет солнце и каждый вечер прячет его на ночь в своем чреве. Богословские системы, предлагавшие другую версию сотворения мира, возникли, вероятно, в одно и то же время в нескольких крупнейших культовых центрах: Гелиополе, Гермополе и Мемфисе. Каждый из этих центров объявлял создателем мира своего главного бога, который был, в свою очередь, отцом других богов, объединявшихся вокруг него.

Общей для всех космогонических концепций была идея о том, что сотворению мира предшествовал хаос воды, погруженной в вечную тьму. Начало выхода из хаоса связывалось с возникновением света, воплощением которого являлось солнце. Представление о водном просторе, из которого появляется поначалу небольшой холм, тесно связано с египетскими реалиями: оно почти в точности соответствует ежегодному разливу Нила, илистые воды которого покрывали всю долину, а затем, отступая, постепенно открывали землю, готовую к пахоте. В этом смысле акт сотворения мира как бы повторялся ежегодно.

Египетские мифы о начале мира не представляют собой единого, цельного рассказа. Часто одни и те же мифологические события изображены по-разному, и боги в них выступают в различном облике. Любопытно, что при множестве космогонических сюжетов, объясняющих сотворение мира, чрезвычайно мало места уделяется созданию человека. Древним египтянам казалось, что боги сотворили мир для людей. В письменном литературном наследии Египта очень мало прямых указаний на сотворение рода человеческого, такие указания – исключение. В основном же египтяне ограничивались убеждением, что человек обязан своим существованием богам, которые ждут от него за это благодарности, понимаемой очень просто: человек должен поклоняться богам, строить и содержать храмы, регулярно совершать жертвоприношения.

Жрецы Гелиополя создали свою версию возникновения мира, объявив его создателем бога солнца Ра, отождествленного с другими богами – творцами Атумом и Хепри («Атум» значит «Совершенный», имя «Хепри» можно перевести как «Тот, кто возникает» или «Тот, кто приводит к возникновению»). Атума обычно изображали в облике человека, Хепри в виде скарабея, а это значит, что его культ восходит к тому времени, когда богам придавали облик животных. Любопытно, что у Хепри никогда не было собственного места культа. Как олицетворение восходящего солнца, он был тождествен Атуму – заходящему солнцу и Ра – светящему днем. Придаваемый ему облик скарабея был связан с убеждением, что этот жук способен размножаться сам по себе, отсюда его божественная созидательная сила. А вид скарабея, толкающего свой шар, подсказал египтянам образ бога, катящего солнце по небу.

Миф о сотворении мира Атумом, Ра и Хепри записан в «Текстах пирамид», а к тому времени, когда текст его впервые был высечен в камне, он, вероятно, существовал уже давно и был широко известен.
Согласно «Текстам пирамид», Ра – Атум – Хепри создал себя сам, возникнув из хаоса, именуемого Нуном. Нун, или Первоокеан, изображался обычно как необозримое предвечное водное пространство. Атум, появившись из него, не нашел места, на котором ему можно было бы удержаться. Поэтому он в первую очередь создал холм Бен-бен. Стоя на этом островке твердой почвы, Ра-Атум-Хепри приступил к созданию других космических богов. Поскольку он был один, первую пару богов ему пришлось родить самому. От союза этой первой пары произошли другие боги, таким образом, согласно гелиопольскому мифу, появились земля и правящие ею божества. В продолжающемся акте творения от первой пары богов – Шу (Воздух) и Тефнут (Влага) – родились Геб (Земля) и Нут (Небо). Они в свою очередь породили двух богов и двух богинь: Осириса, Сета, Исиду и Нефтиду. Так возникла Великая Девятка богов – Гелиопольская Эннеада.
Эта версия сотворения мира не была единственной в египетской мифологии. По одному из преданий, создателем людей был, например, гончар – бог Хнум, представлявшийся в облике барана, – который вылепил их из глины.
Богословы Мемфиса, крупнейшего политического и религиозного центра Древнего Египта, одного из его столиц, включили в свой миф о сотворении мира многих богов, принадлежавших разным религиозным центрам, и подчинили их Пта как творцу всего. Мемфисский вариант космогонии по сравнению с гелиопольским значительно более отвлеченный: мир и боги созданы не с помощью физического акта – как в процессе творения Атумом, – а исключительно мыслью и словом.
Иногда небесный свод представлялся в виде коровы с телом, покрытым звездами, но существовали еще представления, согласно которым небо – это водная поверхность, небесный Нил, по которому днем солнце днем обтекает землю. Под землей тоже есть Нил, по нему солнце, спустившись за горизонт, плывет ночью. Нил, протекающий по земле, олицетворялся в образе бога Хапи, который способствовал урожаю своими благодатными разливами. Сам Нил также населялся добрыми и злыми божествами в образе животных: крокодилов, гиппопотамов, лягушек, скорпионов, змей и т. д. Плодородием полей ведала богиня – владычица закромов и амбаров Рененутет, почитавшаяся в образе змеи, которая появляется на поле во время жатвы, следя за тщательностью уборки урожая. Урожай винограда зависел от бога виноградной лозы Шаи.
Мифы заупокойного культа

Большую роль в египетской мифологии играли представления о загробной жизни как непосредственном продолжении земной, но только в могиле. Ее необходимые условия – сохранение тела умершего (отсюда обычай мумифицировать трупы), обеспечение жилища для него (гробницы), пищи (приносимые живыми заупокойные дары и жертвы). Позднее возникают представления о том, что умершие (т. е. их ба, душа) днем выходят на солнечный свет, взлетают на небо к богам, странствуют по подземному царству (дуат). Сущность человека мыслилась в неразрывном единстве его тела, душ (их, считалось, было несколько: ка, ба; русское слово «душа», однако, не является точным соответствием египетского понятия), имени, тени. Странствующую по подземному царству душу подстерегают всевозможные чудовища, спастись от которых можно при помощи специальных заклинаний и молитв. Над покойным Осирис вместе с другими богами вершит загробный суд (ему специально посвящена 125-я глава «Книги мертвых»). Перед лицом Осириса происходит психостасия : взвешивание сердца умершего на весах, уравновешенных истиной (изображением богини Маат или ее символами). Грешника пожирало страшное чудовище Амт (лев с головой крокодила), праведник оживал для счастливой жизни на полях иару. Оправдан на суде Осириса мог быть только покорный и терпеливый в земной жизни, тот, что не крал, не посягал на храмовое имущество, не восставал, не говорил зла против царя и т. д., а также «чистый сердцем» ( «Я чист, чист, чист» – утверждает умерший на суде).
Земледельческие мифы

Третий основной цикл мифов Древнего Египта связан с Осирисом. Культ Осириса связан с распространением земледелия в Египте. Он бог производительных сил природы (в «Книге мертвых» он назван зерном, в «Текстах пирамид» – богом виноградной лозы), увядающей и воскресающей растительности. Так, сев считался похоронами зерна – Осириса, появление всходов воспринималось как его возрождение, а срезание колосьев во время жатвы – как умерщвление бога. Эти функции Осириса отразились в чрезвычайно распространенном сказании, описывающем его смерть и возрождение. Осириса, счастливо царствовавшего в Египте, коварно убил его младший брат, злой Сет. Сестры Осириса Исида (в то же время являющаяся его женой) и Нефтида долго ищут тело убитого, а найдя, оплакивают. Исида зачинает от мертвого мужа сына Гора. Возмужав, Гор вступает в борьбу с Сетом, на суде богов он с помощью Исиды добивается признания себя единственным правомочным наследником Осириса. Победив Сета, Гор воскрешает отца. Однако Осирис, не желая оставаться на земле, становится царем загробного мира и верховным судьей над умершими. Трон Осириса на земле переходит к Гору. (В другом варианте мифа воскрешение Осириса связывается с ежегодными разливами Нила, которые объясняются тем, что Исида, оплакивающая Осириса, после «ночи слез» наполняет реку своими слезами.)

Связанные с Осирисом мифы нашли отражение в многочисленных обрядах. В конце последнего зимнего месяца «хойяк» – начале первого месяца весны «тиби» совершались мистерии Осириса, во время которых в драматической форме воспроизводились основные эпизоды мифа о нем. Жрицы в образах Исиды и Нефтиды изображали поиски, оплакивание и погребение бога. Затем происходил «великий бой» между Гором и Сетом. Драма завершалась водружением посвященного Осирису столба «джед», символизировавшего возрождение бога и, опосредствованно, – всей природы. В додинастический период праздник заканчивался борьбой двух групп участников мистерий: одна из них представляла лето, а другая – зиму. Победу всегда одерживало лето (воскрешение природы). После объединения страны под властью правителей Верхнего Египта характер мистерий меняется. Теперь борются две группы, одна из которых в одеждах верхнего Египта, а другая – Нижнего. Победа, естественно, остается за группой, символизирующей Верхний Египет. В дни мистерий Осириса справлялись также драматизированные обряды коронации фараонов. Во время мистерии молодой фараон выступал в роли Гора – сына Исиды, а умерший царь изображался Осирисом, сидящим на троне.

Характер Осириса как бога растительности отразился и в другом цикле обрядов. В специальном помещении храма водружалось сделанное из глины подобие фигуры Осириса, которое засевалось зерном. К празднику Осириса его изображение покрывалось зелеными всходами, что символизировало возрождение бога. На рисунках нередко встречается мумия Осириса с проросшими из нее всходами, которые поливает жрец.
Представление об Осирисе как о боге плодородия было перенесено и на фараона, который считался магическим средоточием плодородия страны и поэтому участвовал во всех основных обрядах земледельческого характера: с наступлением времени подъема Нила бросал в реку свиток – указ о том, что начало разлива наступило; первый торжественно начинал подготовку почвы для посева; срезал первый сноп на празднике жатвы, за всю страну приносил благодарственную жертву богине урожая Рененутет и статуям умерших фараонов после окончания полевых работ.
Яркий след в египетской мифологии оставил культ животных, широко распространенных во все периоды египетской истории. Боги в виде животных, с головами птиц и зверей, боги-скорпионы, змеебоги действуют в египетских мифах наряду с божествами в человеческом облике. Чем могущественнее считался бог, тем больше приписывалось ему культовых животных, в облике которых он мог представать перед людьми.

В египетских мифах нашли отражение особенности мировосприятия жителей долины Нила, их представления о происхождении мира и его устроении, сложившиеся на протяжении тысячелетий и уходящие своими корнями в первобытные времена. Здесь и попытки найти истоки бытия в биологическом акте творения богов, поиски изначальной субстанции, олицетворенной божественными парами, – зародыш позднейших учений о первоэлементах мира, и, наконец, как одно из высших достижений египетской теологической мысли – стремление объяснить происхождений мира, людей и всей культуры как результат творческой силы, воплощенной в слове бога.
Main page Contacts Search Contacts Search