Возрождение

Уверенность в том, что существует иная жизнь, которая продолжается и после распада тела, была свойственна людям с глубокой древности. Такие мыслители, как Платон и Посидоний, впервые дали этому взгляду философское обоснование. Они утверждали, что наш земной путь есть лишь прелюдия вечности. Платон даже называл умение готовиться к смерти главной добродетелью мудреца.
Так же и в нашей цивилизации есть три традиции, как три фазы жизни, находящиеся в одно время в одном месте в одной реальности.
Первая концептуальная фаза: идентифицирована с Иудаизмом (исторически объективная фаза общественного развития, на которую господствующее влияние оказывают идеи и концепции).
Следующая фаза: вынашивания плода, связанна с Христианством.
Конечная фаза: развитие плода приближающегося к родам, фаза, которая связанна с Исламом.

И каждая из этих трех фаз веры, должна включать и другие две, и все это происходит прямо сейчас и везде в истории развития. До тех пор, пока личность еще не отделяла себя от целого, от племени, человек мог мириться с идеей родового бессмертия. Но с развитием эго, в человеке и углублением индивидуального сознания она стала вызывать протест. Вопль Иова - это свидетельство о все возрастающем запросе человека как индивидуализированной личности. Когда праведники страдают, а злые торжествуют. Где же искать правду Божию? Только в потустороннем? Но от этого соблазна Ветхий Завет предостерегал, ведь отказаться от веры в справедливость и благость Сущего просто немыслимо. Значит, благая воля Творца должна быть неисповедимым образом явлена здесь, на земле...

 

И с приходом «Спасителя» человеческому сознанию стало открываться нечто новое - благовестие о вечной жизни. Но не "бессмертие души" открылось ему, а грядущее возрождение, воскресение целокупного человека, когда и дух, и плоть, и все творение Божие смогут стать причастными вечности. Иисус недвусмысленно учил о долгом, постепенном приближении Царства и сравнивал его с процессом созревания. Евангелие учит не только о потустороннем, а и о том, как нам должно жить сегодня.

 

Бессмертие, воскресение, Царство Божие неотделимы от того, что совершается в этом мире. Если человек станет пренебрегать своим земным служением, это будет изменой его призванию. С другой стороны, тех, кто все силы отдает только материальному, ждет неминуемая катастрофа. Евангелие призывает к внутренней независимости от тленных вещей. "Истина делает вас свободными" – говорил Христос. Христианская традиция связана прежде всего со страстью, состраданием, "благотворная работа", что Восточные традиции называют "Дхармой". Это идентифицировано с деревом, которое проявляет силу жизни семени в мире (дерево, поскольку крест - символ Христианства).

 

Ветхий Завет как концептуальная фаза, обобщает, говорит об отношении между Богом и народом. Евангелие же выдвигает на первое место отношение между Богом и душой. Начинает взращивать проснувшуюся индивидуальность в человеке. Проповедь Иисуса обращена не к "массам", не к безликому муравейнику, а к личности. В толпе духовный уровень людей снижается, они оказываются во власти стадных инстинктов. Поэтому Христос придает такое значение отдельным судьбам. В любом человеке заключен целый мир, бесконечно ценный в очах Божиих. Если Иисус и пользовался словом "стадо", то для Его слушателей оно ассоциировалось с предметом любви и постоянной заботы: "Добрый пастырь, - говорил Иисус, - каждую овцу зовет по имени" и готов "положить за нее жизнь".

 

Говоря о Сущем, Иисус подразумевал "Бога Авраама, Исаака и Иакова", то есть Бога, которого открывает человеческому сознанию Ветхий Завет и, подобно пророкам, Евангелие учит не столько о Боге "в Самом Себе", сколько о Боге, обращенном к миру и человеку. Изо всех имен, которыми Творец называется в Писании, Иисус предпочитал слово Отец. В Его обращении оно звучало как Авва. Хотя "Отцом" в мировых религиях верховное Начало именовали нередко, но Иисус говорит об Отце, Которого может обрести каждая человеческая душа, если захочет этого. Евангелие приносит людям дар богосыновства. Они приходят к пониманию, что с Создателем Вселенной можно говорить один на один, как с "Аввой", как с любящим Отцом, Который ждет ответной любви. То есть взаимного совершенства и любви, со стороны сына. Такое состояние, слияния с подобным себе всегда достижимо для души человека как со стороны Отца, так и со стороны сына. И оно бесконечно, когда оба объекта становятся вечными в своем желании отдавать свою любовь друг другу. Конечно же, такая метаморфоза происходит только в душе обратившегося к Отцу своему сына, Отец пребывает в этом состоянии постоянно «Я себя не меняю» - говорит Он.

 

Вдали от Бога нет подлинной жизни; уходя от Него, человек пожинает горькие плоды греха, но Господь всегда ожидает своего сына и готов принять кающегося. Небесную волю в таком случае олицетворяет не требовательный господин, грозный царь или строгий судья, а уважающий свободу другого, отец, который любит и прощает. Этот образ наиболее точно соответствует откровению Христа о Боге. Как отец терпеливо ожидал сына, сидя у порога, так и Господь ищет свободной любви человека. Само еврейское слово эмуна (вера) означает не уверенность в какой-то отвлеченной истине, а доверие к Богу, верность Ему. От этого же корня слово аминь, верно.

 

Иудаизм как таковой известен его Торой целостности, Христианство известно его Евангелием любви, и Ислам известен его Кораном подчинения, доверия к богу. Было бы не совсем корректно рассматривать с определенных позиции взгляда, на обрезание (Союз человека с Б-огом) в Исламе как преждевременное, ведь фазы развития рассматриваются не как отдельные системы мировоззрения во времени, а как находящиеся в одном месте и в одном времени, все они также включают в себя и другие. Но не будем заострять внимание на том, к чему еще не пришли, пока мы находимся в той реальности, которая называется работа, то есть в действенном мире.

 

Христос прямо говорит, что в "веке сем" на земле господствуют демонические силы. Сатана доныне остается "князем мира сего".Он не объяснял, откуда явилось зло, ведь достаточно того, что открыто в Ветхом Завете. Человек призван не столько размышлять о зле, сколько бороться с ним. В Евангелии проблема зла - практическая проблема, жизненная задача, поставленная перед теми, кто ищет согласия с Божиим замыслом. Зло, с которым человек соприкасается теснее всего, живет в нем самом: воля к господству, подавлению и насилию - с одной стороны, и слепая мятежность, ищущая самоутверждения и безграничного простора инстинктам, - с другой. Эти демоны дремлют на дне души, готовые в любой миг вырваться наружу. Их питает ощущение своего "я" как единственного центра, имеющего ценность. Растворение "я" в стихии общества, казалось бы, ограничивает бунт индивидуума, но при этом - нивелирует, стирает личность.

 

Выход из тупика был дан в заповеди: "Возлюби ближнего, как самого себя". Она призывает к борьбе против звериных эгоцентрических начал, за признание ценности другого "я", к борьбе, которая должна создать высшего человека,"новое творение". Только любовь способна победить Сатану. В свете вышеизложенного принцип Гиллеля: "Не делай другому того, что не любо тебе самому", приобретает оттенок большей активности и действенности "Во всем, как хотите, чтобы люди поступали с вами, так с ними поступайте и вы"

 

И все же никакие размышления на эту тему, посвященные учению Иисуса Христа, не в состоянии заменить своего первоисточника. "Есть книга, - писал Пушкин, - коей каждое слово истолковано, объяснено, проповедано во всех концах земли, применено ко всевозможным обстоятельствам жизни... Сия книга называется Евангелием, - и такова ее вечно-новая прелесть, что если мы, пресыщенные миром или удрученные унынием, случайно откроем ее, то уже не в силах противиться ее сладостному увлечению и погружаемся духом в ее божественное красноречие"

загрузка...
Main page Contacts Search Contacts Search