Про Ноя и Евгу

 

Во всем мире не осталось ни одного православного, кроме Ноя праведного. Господь и велел Ною праведному строить ковчег да только нико-му не сказывать, что делает, "Для того, - сказал Господи, - хочу самого лукавого вместе со всеми людьми беззаконными потопить: нашлю на всю землю потопу. Коли ж хоть всех людей потоплю, а оставлю лукавого, - лукавый опять весь мир соблазнит, Всех потоплю, - говорит Господи, - греха не будет на земле, а на племя оставлю тебя, Ноя праведного, да ради тебя, Ноя, жену твою Евгу", Ной, благословясь, с крестом и молитвой взял топор, пошел рубить ковчегу.

Видит лукавый - Ной что-то строит, а что строит - не сказывает. Думает: дело плохо. Ной праведный с раннего утра до поздней ночи на работе, а Евга одна сидит дома, Лукавый и подлезь к Евге... Ну, сам знаешь: дело женское... "Спроси ты, Евга, - говорит лукавый, - своего Ноя праведного, что-й-то он рубит? Это не изба; да и изба-то у вас новая да просторная", Пришел Ной праведный с работы поздно вечером. Стала Евга у него выпытывать; Ной праведный не сказывает: Господь не велел, Сказала Евга про то лукавому. Лукавый научил Евгу, как водку делать, да и приказал: "Как придет Ной праведный обедать, пообедает - попросит квасу испить, ты, Евга, и дай ему винца. Ной праведный захмеляет, во хмелю все скажет".

Пришел Ной праведный, пообедал, попросил квасу испить; Евга и дала ему вместо квасу винца стопку. Ной праведный и захмелял, Стала Евга ластиться к Ною праведному; тот и рассказал, для чего он ковчегу строит: "Господи велел, говорит, ковчегу строить и беспременно кончить к Мокрину дню: в Мокрин день потопа начнется: потопит Господи всех людей, окроме меня, Ноя праведного, да еще ради меня, Ноя праведного, окроме тебя, Евги. А всем другим да и самому лукавому на свете не быть!" Лукавый и думает: был бы я цел, грешники будут. "Наступит Мокрин день, наступит потопа,- говорит лукавый Евге. - Пойдет потопа, Ной праведный станет тебя, Евгу, звать в ковчегу: ты не ходи. И не ходи ты, Евга, пока Ной праведный не кликнет: "Да иди же ты, проклятая!".

Наступил Мокрин день, наступила потопа. Евга стала собираться в ковчегу, а лукавый к ней и залез под подол, "Иди, Евга, в ковчегу!" - кричит Ной праведный.- "Погоди,- говорит Евга Ною праведному,- надо горшки захватить!" - "Иди, Евга, вода скоро по колени будет!" - "Погоди, Ной праведный, надо ложки да плошки забрать", - "Да иди же ты, пррклятая!" - закричал Ной праведный. Только сказал он это слово, лукавый и скок в ковчегу. Без этого слова лукавому нельзя было войти; Ной праведный начал рубить ту ковчегу с крестом и молитвою, с благословением Божиим, Оттого и нельзя было. Вошла и Евга после проклятого слова. Так и остался лукавый на земле. Потопа прошла, а грех остался.

Славяно-Арийские часы

Main page Contacts Search Contacts Search