ИЗ-ТОРЫ-Я

Всем известно имя пророка Моисея - «спасённый из воды», но мало кто знает, что настоящее имя этого человека было Хозарсиф. Хозарсиф считался двоюродным братом Менефта, сыном Тии, царственной сестры Рамзеса II. Хозарсиф был, прежде всего, сыном египетского храма, выросшим под сенью его колонн. Посвященный Изиде и Озирису своею матерью, он провел свое отрочество среди священников, принимал участие во всех священных праздниках, в жреческих процессиях, носил эфуд (пояс, отличавший посвященных), серьезный и внимательный по природе, он постоянно прислушивался к священной музыке, к гимнам и к глубоким поучениям жрецов.

На трон в то время претендовал Менефта, он был в молодости робок, любопытен, и обладал ограниченными умственными способностями. Им владела мало просветленная страсть к оккультным наукам, которая и толкнула его позднее во власть магов и астрологов низшей ступени. 
Хозарсиф, с помощью жрецов тоже мог претендовать на трон, этого хотела его мать, хотя по обычаю фараоны в качестве наследников назначали своих сыновей. Но поскольку Хозарсиф превосходил Менефту своими способностями и умом, то жрецы время от времени в интересах государства отменяли постановления фараонов и после их смерти не раз они устраняли от трона недостойных и слабых, и вручали скипетр власти одному из посвященных царской крови. Менефт с самого начала завидовал Хозарсифу, Рамзес так же не упускал из вида молчаливого молодого жреца и не доверял ему.

 Однажды , мать Хозарсифа встретила своего сына в Серапеуме Мемфиса, огромной площади, усеянной обелисками, мавзолеями, большыми и малыми храмами, триумфальными пилонами – нечто в роде огромного музея национальной славы под открытым небом, вход в который пролегал по аллее шестисот сфинксов. Увидав свою царственную мать, жрец склонился до земли и ждал по обычаю, чтобы она первая заговорила с ним.
– Настало для тебя время проникнуть в мистерии Изиды и Озириса , – сказала она. – В течение долгого времени я не увижу тебя, мой сын. Но не забывай никогда, что в тебе – кровь фараонов, и что я – твоя мать. Посмотри вокруг… Если ты захочешь, со временем… все это будет принадлежать тебе!

Улыбка презрения скользнула по лицу Хозарсифа , в обыкновенное время неподвижному, как лик, вылитый из бронзы. – Ты хочешь, – сказал он, – чтобы я властвовал над этим народом, поклоняющимся богам с головою шакала, ибиса и гиены? От всех этих идолов, чтo сохранится через несколько веков? И Хозарсиф , наклонившысь, поднял пригоршню песка и, пропуская его между тонкими пальцами перед своей удивленной матерью, сказал «вот что останется от них». – Ты презираешь религию наших отцов и науку наших жрецов ? – спросила она. – Наоборот, я стремлюсь к ней. Но пирамида неподвижна. Нужно, чтобы она двинулась вперед. Я никогда не буду фараоном. Моя судьба далеко отсюда… Она – там, за пустыней!

Для своих учителей, так же как и для своей матери, Хозарсиф оставался загадкой. Что их особенно поражало – это его цельность и непоколебимость. Они чувствовали, что его нельзя ни согнуть, ни свернуть с намеченного пути. Однажды , Хозарсиф с тремя другими жрецами Озириса нес золотой ковчег, который предшествовал первосвященнику во всех больших религиозных церемониях. Этот ковчег заключал в себе десять наиболее сокровенных книг храма, в которых заключалась священная наука магии и теургии.
Возвратившись в святилище вместе с Хозарсифом , один из жрецов сказал ему: – Ты – из царского рода. Твоя сила и твое знание превышают твой возраст. Чего добиваешься ты? – Ничего, кроме вот этого. – И Хозарсиф положил руку на священный ковчег, прикрытый сверкающими крыльями литых из золота символических птиц. – Следовательно, ты хочешь стать первосвященником Амона-Ра и пророком Египта? – Нет, я хочу знать, что заключено в этих книгах. – Как же узнаешь ты их содержание, раз никто, кроме первосвященника, не может знать его? Озирис говорит когда хочет, как хочет, и кому хочет. Я узнаю древние тайны не из этих жалких книг. Я устремлюсь к духу Осириса и познаю эти тайны.

В таком состоянии внутреннего стремления находился тогда Хозарсиф, в состоянии внутренней потребности, бессловесной мольбы, и поскольку Хозарсив был посвящен египетскими жрецами в высшие тайные знания, бережно хранимые еще со времен Гермеса, то Бог Яхве в последствии Бог евреев ответил его чаяниям и избрал его своим посредником с людьми и открыл ему свое имя. В связи с этим Хозарсиф получает новое имя, которое отражает сущность человека, Моисей, что значит «вытащить» (спасти). Эта миссия была предопределена еще за долго до появления Моисея.


Принято считать, что творцом идеи единобожия был Моисей, но это не так. Идея единобожия была дана человечеству с ранних времен в Первоначальных откровениях, память о которых запечатлена в символах, изображениях и писаниях всех древних народов. Моисей был творцом не идеи единобожия, а народа, на который была возложена задача: объединить разнородные представления о едином начале, жившие среди кочевых племен пустынь, в одно целое и закрепить почитание единого Бога в массах. Для этой цели многие кочевые племена должны были объединиться в один народ, для чего необходимо было ядро, и необходим был вождь. Появление народа, послужившего для объединения ядром, подготовлялось задолго до Моисея (начиная с Авраама), еще в древнем Вавилоне, что когда наступит срок, то появится вождь. Тогда в центре Вавилона был расположен храмовый город Эсагила, а в его центре - Вавилонская башня - храм верховного божества жителей Вавилона - Мардука. Называлась она Этеменанки, что означает краеугольный камень Небес и Земли.

Эсагила являлась религиозным центром всего тогдашнего мира в его попытке заменить познание истинного Бога, на противоположную Ему по сути религию, у которой были цели подчинить и властвовать на умами народа. Там развивались такие направления как астрология, знаки зодиака и гороскопы, гадания, мистика цифр, спиритизм, магия, колдовство, заговоры, сглазы, вызывание злых духов — все это было разработано в Эсагиле, там был их источник.

Человек, того времени, ощущал силы природы, работал с ними, чувствовал их, испытывал их на себе и жил с ними. Все это не было для него мистикой. Это был его мир, его ощущение, все это просто существовало вместе с ним, находилось в поле его зрения.

Авраам был один из первых симитов, активно восставших против послепотопного каинитского мирового господства. Он был сыном Тереха (Фарры), могущественного боевого колдуна и предводителя армии царя послепотопного человечества Немрода. Ему надоели истуканы его отца, которые требовали ежедневного поклонения, и Авраам восстал против мрачной, замешанной на темном оккультном знании державы, но был предан астрологами, наблюдавшими в момент его рождения огромную комету, появившуюся на востоке, облетевшую горизонт и поглотившую четыре звезды в разных частях Небес. Они пришли сказать царю Немроду, что народился император, потомки которого населят землю и сбросят с тронов каинитсуих царей. Терах (Фарра) же, напротив, как мог спасал своего наследника Аврама. Забрав его вместе с Лотом и Сарай, Терах скрылся из Ура касдимского (ТОРА, Ноах, 11:31; Библия, Бытие 11:31).

В истории с Авраамом также прослеживается закономерность, что восстающие против мирового господства являлись членами семей принадлежащих жреческому сословию правящей касты. То есть выращенные и вскормленные данной структурой и имевших доступ к источникам знаний благодаря которым, смогли заглянуть в будущее, увидев в нем неизбежное крушение структуры, принцип которой разделяй и влавствуй. И для будущего, гармоничного развития, делают переоценку, навязанных этой системой нравственных и культурных ценностей.

Авраам был основателем избранного народа, что значит взятого « ИЗ БРАНИ – из брани -оный», с целью приподнять его над природой каинитов – коэнов, первосвященников, впоследствии последним все же удается опять взять власть над умами избранного народа (что мы видим и сегодня). Такой вариант предвиделся, и для того, что бы обратно наставить народ на путь праведный нужен был Вождь в свое время, который бы взял на себя миссию, вывода народа из под власти системы. Настало время, появился и человек, способный к этой миссии, это был Хозарсиф, обладающий от природы врожденными незаурядными качествами, способный воспринять иного бога: И ГОВОРИЛ ВСЕСИЛЬНЫЙ С МОШЕ, И СКАЗАЛ ЕМУ: «Я - БОГ. Я ОТКРЫВАЛСЯ АВРААМУ, ИЦХАКУ И ЯАКОВУ В ОБРАЗЕ ВСЕМОГУЩЕГО (Шадай), НО СВОЕЙ БОЖЕСТВЕННОЙ СУЩНОСТИ (имени АВАЯ - Адни) Я ИМ НЕ ОТКРЫВАЛ. (Шмот, 6:2) .
Жрецам Египта так же была известна форма управления единого, это Атум – демиург, творец материального мира, это форма преобразовывающая божественность в материальность, в человеке проявляется как ум, мера суждения о чем либо.

Существует две формы проявления этого управления нами: "Адни" и "Элоким". Адонай – это милосердие, а Элоким – суд. Так вот, с помощью этих двух сил, - якобы, положительной и отрицательной, - Высшая сила управляет нами.  И когда Творец говорит Моисею: "Я – Адонай", Он хочет сказать ему следующее: "Не волнуйся. Несмотря на то, что ты видишь это как суд, тебе кажется, что все плохо, – в сущности, все это исходит со стороны Адонай, со стороны Милосердия. 

То есть, хотя все – плохо, все это во благо. И если ты вдумаешься глубже, хочет Он сказать , то во всем плохом увидишь хорошее. В той мере, в которой ты себя изменишь, перестав отождествлять себя со своим эго, и будешь рассматривать это эго как "подъемный кран", помогающий тебе над ним же и подняться, – все сразу же перевернется. 

Это подобно всем этим превращениям, которые происходят во время египетских казней: вода превращается в кровь и наоборот. Вспомним тот момент, когда Творец объясняет Моисею, как он сможет доказать всем, что он Его посланец - активируется функция в человеке в виде 10 казней, которые вытаскивают его из системы материальных ценностей которую создает ум, это своего рода подготовка к окончательному пробуждению и спасению. В этом и милосердие, человек собственной волей не может оторваться от выдуманных и навязанных стереотипов и шаблонов, но когда все рушится, он начинает видеть, что все эти построения настолько зыбки и не долговечны, и все эти казни являются помощью, которая подталкивает к внутренней переоценки.

Чтобы вырваться из порочной материальной системы и "восстановить свой внутренний свет", посвященный должен как бы умереть относительно нее, и родиться вновь. То есть оставить свою материальность, что называется умереть в теле, прежней форме, отправиться в потусторонний мир, в область Аменти (или Эребе), где "плавают" души мертвых, еще не пробудившиеся к жизни. Там ему следовало найти свою душу, подвергнуть ее всем страданиям мира, получить ее прощение и помочь ей найти путь к Свету. Лишь после этого его считали очищенным, омывшим свое духовное тело от черных пятен, которыми его загрязнили оковы материального мира. 
   
Очень часто из такого путешествия посвященный не возвращался. Когда жрецы появлялись в склепе, где оставляли посвященного на несколько дней, то находили на его месте лишь труп. Хозарсиф, не колеблясь, подверг себя этому испытанию. С полным самоотречением он предложил себя в жертву Озирису - покровителю и судье мертвых, прося об одном: если суждено ему вернуться на землю, пусть будет ему дана сила проявить закон справедливости. Когда Хозарсиф пробудился от страшного сна в подземелье храма Мадиамского, он почувствовал себя преображенным. Его прошлое было отрезано от него. Египет перестал быть его родиной. "Он смотрел на гору Элоима и в его сознании пронеслась мысль: создать из кочевников сильный народ, способный отстоять закон Единого Бога, народ-воин, который понесет в будущее истину, скрытую в золотом ковчеге посвящения". 
   
В этот день, чтобы отметить новую эру своей жизни, Хозарсиф принял имя Моисей, что значит "спасенный". Моисей решил объединить группу еврейских кланов, носивших имя "Сыны Израиля", или просто "Израиль", и вывел их из Египта к религии дедов и отцов и к Богу Авраама, Исаака, Иакова. О том, как произошел исход евреев из Египта, повествует Библия. Из этого повествования видно, что совершить столь необычное - вывести из-под власти организованного сильного государства целый народ - Моисею удалось лишь потому, что силе и могуществу своих бывших учителей - египетских жрецов он мог противопоставить силу и могущество большего потенциала, заключавшегося в четырех буквенном имени Бога. 
   
В течение всего странствия Моисей постоянно общался с Богом, он трижды восходил на гору Синай, оставаясь там по 40 дней наедине с Богом. В первые сорок дней он получил от Бога скрижали с записями "Закона", вероучением евреев, предназначенным для всех сынов Израиля. 
   
Во вторые сорок дней Моисей получил от Бога в устной форме более секретную часть вероучения евреев - "Душу Закона", в которой раскрывались тайны природы человека, предназначенной сообщаться исключительно священнослужителям - раввинам и пророкам. 
   
В третьи сорок дней Бог сообщил Моисею главные тайны Космоса в виде наиболее секретной части религии евреев, названной "Каббала", или "Душа Души Закона". "Каббала" предназначалась исключительно Главным Вероучителям религии евреев. 
   
Египетские жрецы, владели тремя способами объяснять свою мысль. Первый способ был ясный и простой, второй символический и образный, третий священный и иероглифический. То же самое слово принимало, по их желанию,-либо свой обычный смысл,-либо образный,-либо трансцендентный. Эти различия, определяются как язык: говорящий, обозначающий и скрывающий.

Когда дело касалось теософических и космогонических наук, египетские жрецы всегда употребляли третий способ письма. Их иероглифы имели при этом три смысла, и соответствующие, и различные в одно и то же время. Два последние смысла не могли быть поняты без ключа. Этот способ письма, таинственный и загадочный, исходил из основного положения герметической доктрины, по которой один и тот же закон управляет миром естественным, миром человеческим и миром божественным.
Язык этого письма, поразительно сжатый и совершенно непонятный для толпы, обладал своей особой выразительностью, доступной только Адепту, ибо посредством единого знака он вызывал в его сознании начала, причины и последствия, которые, исходя от Бога, отражаются и в слепой природе, и в сознании человеческом, и в мире чистых духов. Благодаря этому способу письма Адепт обнимает все три мира сразу.

И нет сомнения, что Моисей, обладавший герметическими знаниями, написал свою Книгу Бытия египетскими иероглифами, заключавшими в себе все три смысла. Он передал ключи от них и дал устные объяснения своим преемникам. Во времена Соломона, Книга Бытия была переведена на язык финикийский, когда, после плена вавилонского, Ездра переписывал ее арамейско-халдейскими письменами, еврейское священство тогда владело этими ключами уже очень не совершенно. В итоге "Каббала" была ограничена лишь только как комментарий на Пятикнижие Моисея - Тору, которую затем детально разработали и взяли на «вооружение» каиниты. 


Освободив евреев от ига египтян, Моисей все таки согрешил, в источниках это описано, что он в день субботний, ударил своим посохом о скалу дважды. Субботний день это подъем материального мира в духовный, и где нет четкого разделения между мирами, и он не увидя границы, вторым ударом совершил материальное действо, наложил на них иго закона, ритуалов и правил, наказывая смертью за всякое нарушение закона и суровыми карами за всякое нарушение правил, а в духом мире нет ограничений. Этим действом он дал возможность каинитам в последствии обрести контроль над народом, ведь закон, что дышло, как повернул так и вышло, иначе говоря, появляется возможность манипуляции и двойных стандартов. Тем более, что ключи от истинного понимания закона были утеряны каинитами.

Но Главная тайна каббалы все же время от времени посредством мудрецов проявляется в этом мире – это то, что храм Бога - это не синагога, не обряд, не ритуал, не любое другое средство. Храм Бога в виде божественной ауры находится внутри и снаружи человеческого тела, и, чтобы познать Бога, надо познать собственную божественную природу". 
Воистину, "царство Божие внутри нас!" 

загрузка...
Main page Contacts Search Contacts Search