Священная Кошка Египта

Священная Кошка Египта

 Великий бог Ра-Хорахте очень любил свою дочь Хатхор и в знак благоволения сделал ее своим Оком. Но однажды Хатхрр обиделась на отца, рассорилась с ним и, приняв облик дикой кошки, бежала в Нубию. Ра-Хорахте опечалился, затосковал; гнев его на дочь утих, и бог захотел во что бы то ни стало вернуть Хатхор обратно в Египет. Он призвал к себе бога Тота и велел ему отправиться в Нубию, разыскать там Хатхор-Тефнут и уговорить ее вернуться, забыть обиду.
  Выслушав приказ владыки мира, Тот принял облик маленького павиана и отправился в Нубийскую пустыню. Вскоре ему удалось разыскать беглянку: Хатхор-Тефнут в облике дикой кошки охотилась на антилоп. Тот поздоровался с богиней, почтительно склонился перед ней и сказал:
  - Нубийская Кошка! Твой отец Ра-Хорахте пребывает в великой печали. Внемли моему совету: не таи в сердце гнев, забудь свою обиду и вернись в Египет.

  - Маленький ничтожный павиан! Убирайся! - надменно ответила богиня. - Я не желаю тебя слушать. Уходи, ибо если ты не оставишь меня в покое, я растерзаю тебя! Ведь я - самая могущественная из богинь; когти мои остры, и зубы не знают жалости.
  Поняв, что против гнева Тефнут любые разумные доводы будут бесполезны, Тот решил прибегнуть к помощи лести. Однако мудрый бог был осторожен: он помнил угрозу Тефнут и боялся докучать ей пустыми разговорами.
  - Не трогай меня, Нубийская Кошка! - вкрадчиво и как бы виновато произнес он - Я знаю, что ты - самая прекрасная и самая могущественная из богинь. Ты можешь меня растерзать. Но любое злодеяние
неминуемо карается возмездием, исходящим от великого Ра. Хочешь, я расскажу тебе, как Владыка Всего Сущего наказал коршуна за то, что он нарушил клятву и совершил убийство?


  Тефнут очень захотелось услышать эту историю, и она ответила павиану:
  - Рассказывай.
  - Так вот, - начал мудрый бог, - жил на вершине дерева коршун. В пышной лиственной кроне он свил свое гнездо и вывел птенцов. Но он боялся улетать из гнезда за кормом для своих детей, поскольку неподалеку от дерева, у подножия горы, жила кошка с котятами, - она могла вскарабкаться на ствол и передушить коршунят. Однако и кошка не отваживалась покидать свое логово: ведь ее котят мог унести коршун. И однажды коршун сказал кошке:
  - Давай будем добрыми соседями! Поклянемся перед великим Ра, что если кто-нибудь из нас отправится за кормом для своих детей, другой их не тронет.
Кошка с радостью приняла предложение коршуна, и, призвав в свидетели бога Солнца, они принесли клятву.
  Но как-то раз коршун отобрал у котенка кусок мяса и отдал его одному из своих птенцов. Узнав об этом, кошка разгневалась и решила отомстить во что бы то ни стало. Она выждала момент, когда коршун улетел из гнезда, взобралась на дерево и вонзила в коршуненка когти.
  - Откуда у тебя это мясо? - прошипела она. - Принесла его я и принесла не тебе!
  - Я ни в чем не виноваты - воскликнул несчастный коршуненок. - Я не летал к твоим котятам! Если ты станешь мстить мне или моим братьям и сестрам, Ра увидит, что твоя клятва была ложной, и сурово покарает тебя: погибнет твой сын и сын твоего сына!
  Вспомнив про клятву, кошка устыдилась и разжала когти. Но коршуненок, почувствовав, что его больше никто не держит, в страхе выпрыгнул из гнезда, взмахнул крыльями - и камнем упал на землю: он был еще слишком мал, чтобы летать; крылышки его даже еще не успели обрасти перьями. И птенец остался лежать у дерева, на земле.
  Вернувшись и увидев своего сына у подножия дерева, коршун рассвирепел.
  - Я отомщу! - воскликнул он. - Ее котята станут для меня пищей!
  Он долго следил за каждым шагом кошки и все думал о мести. Шли дни. И вот однажды, когда кошка покинула ненадолго свое логово, коршун слетел с дерева и похитил ее котят. Злодей принес их в гнездо, убил и скормил своим птенцам.
  Вне себя от горя кошка воззвала к солнечному богу:
  - О, Ра, Мы дали тебе священную клятву, и ты видел, как коршун ее нарушил. Рассуди же нас! И Владыка Всего Сущего услышал ее мольбу. Он призвал к себе Возмездие и повелел обрушить на голову клятвопреступника самую чудовищную из кар. И Возмездие сделало так, что коршун увидел одного сирийца, жарившего на углях горную дичь. Голодный коршун подлетел к костру, схватил кусок мяса и унес в свое гнездо, не заметив, что к мясу прилипли раскаленные угольки.
  И вот гнездо коршуна запылало. Тщетно умоляли птенцы о помощи - гнездо, а следом за ним и дерево сгорели дотла. Увидела это кошка, подошла к пепелищу и сказала:
  - Клянусь именем Ра, ты долго охотился за моими детьми, предательски напал на них и убил. А я даже теперь не трогаю твоих птенцов, хотя они и поджарились в самый раз! Тот умолк и смиренно
поклонился богине. - Клянусь именем Ра, я не обижу тебя, маленький павиан! - воскликнула растроганная Тефнут.
  Довольный первым успехом, Тот скрыл улыбку и, придав своему лицу выражение безысходной печали, сказал:
  - Великая и прекрасная богиня! Твой супруг Шу очень тоскует без тебя. Не причиняй мне вреда. Нубийская Кошка! И Тефнут дала вторую клятву не трогать Тота. - Благодарю тебя, великодушная богиня! - пылко произнес Тот. - Я хочу попотчевать тебя замечательным благоухающим кушаньем, отведав которое, ты уже больше не захочешь смотреть ни на какую другую пищу. Секрет его приготовления знают только в Египте - в той стране, которую ты покинула.
  С этими словами Тот поставил перед богиней блюдо и воздал ей хвалу:
  - Ради твоего прекрасноглазого лика, - торжественно воскликнул льстивый павиан, - ради красоты твоего тела, ради взгляда, который светится радостью, возьми кушанье, о котором я говорил. Во всем мире нет пищи лучше!
  Хатхор-Тефнут подошла к еде и испытала то, что испытывают, вкушая ее. Лицо ее посветлело, взгляд стал радостным. Она повернулось к нему (Тоту), сияя.
  "Я обуздаю тебя, своенравная богиня!" - скрыл торжествующую усмешку Тот и произнес вслух:
  - Ты победила собственное сердце, дочь Ра, ибо велик и мудр сумевший одолеть рассудком гнев. Выслушай же меня теперь: из всего, что существует на свете, ничто не любят больше родной стороны, то есть места, где ты родился. Даже крокодил, когда он стареет, покидает чужбину и приходит умирать в свой родной водоем. И вообще: лучше быть бедняком у себя на родине, чем богачом на чужой стороне!
  Видя, что Хатхор его внимательно слушает. Тот воодушевился еще больше.
  - Кокой мрак царит после твоего бегства! - воскликнул он, воздев руки к небу и закатив глаза. - Твои музыканты касаются струн, но не звенят они под их пальцами, твои певцы печальны, твои возлюбленные в трауре. Стар и млад ждут твоего совета, владыки и вельможи всего мира
надели траур по тебе; хаос царит с тех пор, как ты бежала из Египта, твои праздники не отмечаются более, а в Доме Возлияния Атума – скорбь. В твоих храмах не устраивают торжества, мужчины и женщины печалятся, красивые женщины не смеются.
  Сердце Тефнут сжалось от сострадания, лик ее потемнел, на глаза навернулись слезы. Это не осталось незамеченным для зоркого взгляда Тота. Однако маленький павиан ничем не выдал своей радости; наоборот, придав своему лицу еще более скорбное выражение, он горячо воскликнул:
  - Но если ты обратишь к ним свой лик, то станет полноводным Нил, зазеленеют поля, ибо покроет он их водой. Слюна твоя как мед. Уста твои - прекраснее зеленеющего поля.
  Умащенная лестью маленького павиана, Хатхор вконец разжалобилась и решила незамедлительно вернуться в Бгипет. Она уже открыла было рот, чтобы объявить о своем намерении Тоту, как вдруг
замерла. Великий гнев охватил богиню. Как! Ведь она зареклась возвращаться на родину, она принесла клятву! - а тут какой-то ничтожный павиан мало того что чуть не заставил ее нарушить эту клятву, но вдобавок разжалобил ее своими искусными речами и вынудил расплакаться! Ее, Тефнут, грозную, непобедимую львицу!
  От этой мысли богиня пришла в ярость. Ей захотелось растерзать Тота-павиана в кровавые клочья! Она уже выпустила когти и приготовилась к стремительному прыжку. Лишь в последний момент, вспомнив о данном Тоту обещании, Тефнут смирила гнев.
  "Я не трону его, - подумала она, - но пусть этот маленький павиан не воображает, что одержал надо мной верх. Не он приведет меня в Египет - нет! Я сама вернусь туда! А чтобы он знал, с кем имеет дело, и не забывался, я явлю ему свое величие и могущество!"

Так же в Древнем Егип­те кошек почитали как олицетво­рение богини луны Баст (ее назы­вали также Бубастис или Бастет), - Баст одновременно была и боги­ней любви, радости, плодородия и материнства. Кошке, по поверью, нельзя при­чинять зло: оно бумерангом вер­нется к обидчику. Егип­тянина, даже случайно убив­шего кошку, подвергали смертной казни, причем столь сурового нака­зания требовали в первую очередь близкие родственники виновного, страшившиеся гнева богини, кото­рый мог обрушиться на все после­дующие поколения...

Богиню Баст изображали обычно в виде кошки или женщи­ны с кошачьей головой. И это не случайно: между представитель­ницами прекрасной половины че­ловечества и этими пушистыми созданиями есть нечто общее: удивительные грациозность, инту­иция... Они словно бы настроены на одну волну. За­мечено, что у женщин, длительное время общавшихся с кошками, меняется характер и обостряются чувства: животное влияет на эмо­циональный настрой своей хозяй­ки...

Main page Contacts Search Contacts Search