Ветхозаветное законодательство

В Ветхом Завете, в Пятикнижии, мы встречаемся как с записями отдельных законов, так и с целыми сводами.

Исследователи Библии выделяют в Пятикнижии несколько сводов законов и говорят о том, что законы, имеющиеся в первых книгах Библии, образовались в разное время и в различной социально-духовной среде24. Одним из признаков, по которым в Пятикнижии выделили несколько подобных сборников, является наличие делимитаторов начала и конца.

Древнейшим библейским законодательным сборником считается Книга (Свиток) завета (Исх. 21, 1—Исх. 23, 19), выделенный библеистами на рубеже 19-20 вв. Название этого сборника проистекает из слов автора книги Исход о Моисее, который читал книгу завета народу (Исх. 24, 7). Книга завета содержит около 60-ти статей законов, постановления профанного характера в нем предшествуют сакральным постановлениям и составляют около двух третей всего объема. Предписание, касающееся единобожия, встречается в этой книге фактически только один раз: «Приносящий жертву богам, кроме одного Господа, да будет истреблен» (Исх. 22, 20). С противодействием идолопоклонству можно связать и запрет варить козленка в молоке матери его (Исх. 23, 19), поскольку, как показали находки в древнем Угарите, такова была культовая практика ханаанеев25.

Любопытно еще одно постановление в 28 стихе: «Элогима (в русском переводе—судью) не злословь, и начальника в народе твоем не поноси». В Ветхом Завете словом «Элогим» называется не только Бог, но и судья (в прямом смысле этого слова). Яркий пример тому—81 псалом: «Бог стал в сонме богов; среди богов произнес суд. Доколе будете вы судить неправедно и оказывать лицеприятие нечестивым?». Также и в Исх. 21, 6. Судьи представлены здесь как представители Бога на земле, как исполнители Его воли, подотчетные Ему. По словам Й. Вейнберга, подобное сопряжение Божества и человека говорит «о восприятии Бога как «Бога близкого», непосредственно и постоянно причастного к делам человека»26.

В Книге завета очень скупо говорится о жертвоприношениях и не упоминаются священники как их исполнители. Празднование субботы не имеет в нем сакрального объяснения, а чисто человеческое, бытовое, как простая необходимость отдыха.

В целом Книгу завета датируют домонархическим или раннемонархическим периодом.

Учение о жертвоприношениях (Лев. 1-7) и Учение о ритуальной чистоте (Лев. 11-15), выделенное О. Кайзером, имеет религиозный характер и отличается высоким уровнем юридического мышления. Учение о жертвоприношениях включает в себя постановления о приносящих жертвоприношения и о совершающих их, т.е. священниках. В Учении о ритуальной чистоте также производится очень четкое разграничение на священников и не священников. Эти своды датируются эпохой перед вавилонским пленением, либо временем самого вавилонского плена.

Кодекс святости (Лев. 17-26), получивший свое наименование в 1877 г. от немецкого библеиста Э. Клостермана, содержит несколько комплексов, включающих сакральные и профанные законы, сформулированные аподиктически или казуистически. Свое название он получил от часто (11 раз) встречающегося в нем призыва к святости—«Святы будьте, ибо свят Я Господь, Бог ваш» (Лев. 19, 2). Большую часть Кодекса святости занимают сакральные законы. Этот кодекс датируют 6-5 в., относя его к священнической среде вавилонского пленения или гражданско-храмовой общины начального периода.

Свод законов Второзаконие (Втор. 12-26) состоит из трех блоков законов: сакрального блока, центрального блока, включающего в себя законы о суде, о царе и о пророках, и профанного блока. Постановления Второзакония отличаются гуманистическим характером. Этот свод датируют серединой—второй половиной 7 в. и связывают его возникновение с политической и интеллектуальной элитой дворца и храма в Иерусалиме.

Библейское законодательство, как и законодательство Древней Месопотамии, не стремится охватить все возможные правовые ситуации. Однако используя внебиблейские правовые памятники, мы можем правильнее понять реалии, отраженные в Ветхом Завете, и точнее интерпретировать библейское законодательство. Это может касаться, например, вопросов, касающихся законного брака и развода.

В целом законодательства Библии и Древней Месопотамии имеют вполне очевидные параллели. Так, в Свитке завета такие параллели составляют около половины от законоположений. Однако в Библии мы не имеем дело с механическими заимствованиями. Богодухновенный автор использовал внебиблейское законодательство так, чтобы отразить библейские приоритеты27. Библейское законодательство имеет особое идейное значение, особое истолкование. Обратим внимание на главные идейные особенности библейских законов. 
загрузка...
Main page Contacts Search Contacts Search