Ацтеки в веках: Первопредки и начало истории

Ацтеки, создатели знаменитого государства, известные также как теночки или мешики, были одним из многочисленных народов, которые населяли древнюю Мексику накануне испанского завоевания. Однако, когда первые европейцы (сначала конкистадоры, потом миссионеры и чиновники) познакомились с их прошлым, то обнаружилось, что ацтеки и их соседи отнюдь не являются исконными жителями Мексиканской долины. Из чрезвычайно противоречивых древнемексиканских исторических хроник, содержание которых порой полулегендарно, а в некоторых частях носит чисто мифологический характер (что отмечали многие ученые), вырисовывалась следующая картина.

Прародина АцтековНекогда, в мифические времена (во всяком случае, таковым было начало этого периода), ацтеки вместе с другими народами жили не в Мексиканской долине, а на общей прародине, располагавшейся где-то на севере, в так называемой Чикомосток (ацт. «Семь пещер»). На рисунках в ацтекских кодексах она изображена в виде стилизованной пещеры с семью ответвлениями. В этом образе, надо думать, нашли отражение широко распространенные в мифологиях древних народов Мексики ассоциации пещеры и утробы обожествленной матери-земли: согласно некоторым версиям древнемексиканских мифов, первые люди родились из пещеры, она же стала и их первым жилищем. Правда, саму Чикомосток иногда представляли не в виде райской колыбели человеческого рода, а как ужасную, наполненную дикими зверями область.

Как бы то ни было, согласно одному из вариантов мифа о Чикомосток, в ней жил некий Иланкуэитль, который от двух своих жен имел семь сыновей (ассоциация с «семью пещерами»). Именно они и стали первопредками основных народов древней Мексики: Отомитль дал начало отоми, Мишкоатль — миштекам, Ульмекатль — ольмекам, Тенуч (Теноч) — теночкам, т.е. ацтекам, и т.п. С достаточным основанием можно допустить, что в мифах о пещерах и семье родоначальников отражена чрезвычайно живучая в сознании ранних народов идея рода с его обязательным первопредком.

Но есть мифические версии о Чикомосток, согласно которым она была прародиной не мексиканских народов в целом, а более мелких этнических групп только одной языковой группы науатль. В их число входили и ацтеки, а также так называемые шочимильки, чальки, Тепанеки, тлашкальцы, т.е. предки жителей реальных древнемексиканских городов и городов-государств Шочимилько, Чалько и т.п.

Важно подчеркнуть, что идея прародины (а также связанные с ней повествования, о которых речь пойдет ниже) в ее окончательном виде была сформулирована в поздний доиспанский период на основе религиозных, мифологических, фольклорных идей, а также реальных фактов. Этим объясняется столь сложное сочетание составляющих данного представления: использование хронологии и календаря, упоминание вполне реальных географических названий, привнесение в повествование элементов культурной жизни, не свойственных эпохе, упоминание лиц, действительно существовавших, и персонажей вымышленных и т.д. Подобное переплетение мифа и реальных сведений весьма затрудняет изучение самого раннего периода истории ацтеков. По нашему мнению, прародина Чикомосток, естественно, должна рассматриваться как мифическая область, хотя есть и реальный географический пункт с таким названием.

Ацтеки, как известно, были главной политической, военной и духовной силой древней Мексики накануне испанского завоевания. Желая подчеркнуть свое господствующее положение утверждением о6 особом происхождении, они сформулировали параллельную мифу о Чикомосток идею о собственной прародине, так называемом Ацтлане (Астлане). Практически в каждом источнике по ацтекской истории, особенно XVI-XVII вв., упоминается эта их легендарно-мифологическая колыбель. Кстати, именно от ее имени ацтеки и получили одно из своих названий.

Известно одно из традиционных описаний предполагаемой жизни предков ацтеков в Ацтлане, составленное якобы для последнего из доиспанских ацтекских правителей, знаменитого Мотекусомы II Младшего его мудрецами на основе древних рукописей. Согласно этому источнику, прародина Ацтлан располагалась на острове (или представляла собой остров), где была большая гора с пещерами (реминисценция концепции Чикомосток), служившими жилищем. Люди там жили в счастье и довольстве. Их окружали прекрасные леса, в которых водилось множество животных и птиц, а реки и водоемы изобиловали рыбой. Предки ацтеков выращивали маис, перец, томаты, бобы и др.

В этом сказании явно просматривается наложение на ранние сюжеты, рисующие жизнь ацтеков как охотников и собирателей, более поздних повествований ацтеков-земледельцев. Не случайно в одном из ацтекских источников отмечается, что по расположению Ацтлан очень напоминал ацтекскую столицу Теночтитлан-Мехико. По-видимому, представление об Ацтлане строилось по образу и подобию островной столицы. Некоторые народы ацтекского государства, желая, как полагали ацтеки, приобщиться к славе их духа и оружия, пытались утверждать в своих собственных мифах, что и они ведут начало из Ацтлана, однако подобные претензии всячески пресекались и разоблачались простым и весьма остроумным способом: располагая в соответствии с религиозно-мифологическими традициями Ацтлан на острове, ближайшими своими соседями на материке ацтеки называли остальные родственные народы науатль — чалька, шочимилька и т.п.

Ацтеки считали, что они отличаются от остальных родственных им этнических групп не только особой прародиной Ацтланом, но и, согласно их религиозно-мифологической концепции, изначальным предназначением.

После долгих лет жизни на своей прародине однажды народы покинули ее. Что заставило их решиться на этот шаг? Источники в полном соответствии с религиозно-мифологическими и идеологическими концепциями доиспанского периода формулируют два основных ответа на этот вопрос. Поскольку прародина располагалась якобы на севере6, ассоциировавшемся в представлениях древних мексиканцев с холодом и бесплодием, то она отнюдь не всегда воспринималась и рисовалась как место счастья и изобилия, что делает вполне объяснимым желание отправиться на поиски более плодородной и благодатной земли. Другой вариант объяснения возник под влиянием военно-экспансионистских идей, под знаком которых ацтекское общество жило и действовало особенно активно в течение нескольких последних десятилетий накануне испанского завоевания. Согласно официальной мифологизированной версии, отраженной во многих источниках, однажды их племенной бог Уитсилопочтли через своих жрецов призвал ацтеков покинуть Ацтлан и отправиться на поиски другой, более благодатной земли, в которой они будут могущественными владыками. Поскольку добиваться этой власти им придется силой, Уитсилопочтли вручил ацтекам оружие — щит, лук, стрелы. Получили тогда же якобы ацтеки и еще одно имя — мешики (мексиканцы). Происхождение его довольно обычное: во главе ацтеков стоял в то время вождь по имени Меши.

Ацтеки не могли ослушаться приказа своего божества и отправились в путь. В год «1. кремень» они покинули свой остров, свою прародину Ацтлан, и на лодках перебрались на материк. Там, как и следовало ожидать, они встретились с населявшими эти земли остальными народами науатль. Последние также пожелали отправиться вместе с ацтеками на поиски лучшей страны, и те первоначально не возражали. Таким образом, начался своего рода «великий поход» народов из первоначальных мест их жительства.

На протяжении всего долгого странствия ими, согласно легенде, руководил бог Уитсилопочтли, статую которого несли жрецы-теомаме («те, кто несут бога»), тщательно укрыв ее в специальном ковчеге из тростника. Народ относился к нему со страхом и почтением, и никто, кроме его служителей, не мог приближаться к идолу. Бог предсказывал своему народу через жрецов (чаще он делал это во время их сна), что в дальнейшем случится с ним, а также давал советы, как следует поступить в том или ином случае.

Сначала все шло благополучно. Однако затем произошло событие, которое заставило ацтеков разлучиться со своими попутчиками. Как-то переселенцы остановились на отдых под большим деревом, в дупле которого устроили временный алтарь своего божества Уитсилопочтли. Когда люди приступили к трапезе, дерево совершенно неожиданно сломалось и упало. Все были чрезвычайно напуганы этим невероятным событием и посчитали его дурным предзнаменованием. Когда жрецы обратились к божеству за советом, то получили суровый и окончательный ответ: другие народы не могут идти вместе с ацтеками, ибо у каждого из них своя судьба и свое особое предназначение. Ацтекам ничего не оставалось, как подчиниться воле Уитсилопочтли и отказаться от нежелательных попутчиков. Тогда, оставив «богоизбранных» ацтеков у злополучного дерева, «отвергнутые» Уитсилопочтли народы самостоятельно отправились дальше, на поиски желанной, благодатной земли. В этом свете понятно сообщение одного из источников, что все переселявшиеся народы вышли из одного места, но двигались вперед с разной скоростью. I Согласно некоторым индейским хроникам, переселение началось в 820 г. и продолжалось более 80 лет. На пути делались короткие остановки. Так продолжалось до тех пор, пока «отвергнутые» народы не достигли Мексиканской долины самостоятельно и раньше ацтеков.

В то время как родственные им племена уже обосновались в Мексиканской долине, сами ацтеки продолжали вести образ жизни номадов, медленно приближаясь к ее пределам. Как описывали их хроники, составленные в последний период существования ацтекского государства, их путь был чрезвычайно трудным. Но он должен был в конце концов завершиться установлением их господствующего положения в Мексиканской долине, которую к моменту их прихода успеют освоить ушедшие ранее народы. Однако конечная цель движения ацтеков была известна, согласно религиозно-идеологической концепции ацтеков, только руководившему ими богу Уитсилопочтли. Чтобы подготовить мешиков-ацтеков к будущей нелегкой борьбе, в период миграции Уитсилопочтли, как увидим далее, намеренно усложнял жизнь переселенцам, посылал всевозможные испытания, а также подвергал их искусу.

Как и хроники многих других народов, ацтекские подробно описывают маршрут их переселения с указанием дат в связи с теми или иными случившимися в пути событиями (порой фантастическими) или остановками в тех или иных местах (чаще реальных географических пунктах). Это лишний раз подтверждает мысль о том, что легендарно-мифологические повествования о переселениях в том виде, в каком они дошли до нас, составлялись незадолго до испанского завоевания и отразили уровень знаний того времени. Для ацтеков начало их исхода из Ацтлана (в год «1. кремень») 9 было своего рода точкой отсчета времени их исторического существования в противоположность неопределенно долгой жизни в Ацтлане.

Как уже отмечалось выше, их хронология строилась на основе 52-летнего цикла (4 периода по 13 лет), по завершении которого в год «2. тростник» начиналось новое 52-летие, отмечаемое праздником «Нового огня», знаменовавшим начало новой жизни в новом цикле времени. В хрониках, описывающих период странствий ацтеков (да и других народов), год «2. тростник» отмечался в рукописях специальным знаком, напоминающим стилизованное изображение получения огня с помощью трения.

На пути ацтеков-мешиков встречалось немало подходящих мест для заселения, однако бог Уитсилопочтли неизменно заставлял покидать их, иногда поступая при этом совершенно беспощадно по отношению к тем, кто осмеливался его ослушаться. Так случилось и тогда, когда очередным пунктом остановки мешиков оказался безлюдный и чрезвычайно благоприятный для жизни район оз. Патцкуаро (в современном штате Мичоакан). Поскольку в озере водилось очень много рыбы, пришельцы дали этой области название Мичоакан — «местность, богатая рыбой». Вполне понятно, что Мичоакан не мог не понравиться ацтекам, и они даже подумали, что это и есть обещанная божеством земля. Однако, когда жрецы обратились к Уитсилопочтли, тот отверг такое предположение. Тогда жрецы осмелились предложить божеству такой план: уж если нельзя всем ацтекам поселиться здесь навсегда, то по крайней мере части из них следует остаться. Нельзя, чтобы такая прекрасная земля не была ими заселена. Уитсилопочтли к этому плану отнесся благосклонно, и для его осуществления жрецы по совету бога пошли на хитрость. Однажды, когда часть мужчин и женщин купались в озере, другие, забрав их одежды, ушли. Как говорят источники, сообщающие эту легенду, коварно оставленные соплеменниками так рассердились, что демонстративно не стали даже пытаться устроить погоню и остались жить в Мичоакане.

Они намеренно изменили стиль одежды, язык и дали, таким образом, начало особому народу Мексики — тараскам.

Так, согласно ацтекской мифологии, ацтеки оказываются связанными общими корнями с народом, с которым в действительности у них нет даже языковой общности (языковая принадлежность тарасков до сих пор точно не определена). Как бы то ни было, именно тараски станут важнейшим военным и политическим противником ацтеков на западных их границах.

С Мичоаканом связаны и другие варианты мифологизированных повествований о переселениях. Согласно одному из них, как-то во время своих странствий ацтеки взяли в плен некую Малинальшочитль. Когда они покидали Мичоакан, то оставили ее там, и от нее якобы и пошло население Мичоакана. Впрочем, согласно еще одной версии, Малинальшочитль, ставшую «большой колдуньей», вопреки ее воле оставили там, где позднее появился город ее имени — Малиналько. Кстати, жители данного города, расположенного на юго-запад от Мексиканской долины, пользовались у ацтеков дурной славой колдунов. Следует обратить внимание на этот персонаж, поскольку с ним будет связана, как увидим далее, еще одна важная страница в мифологизированной древнеацтекской истории.

Оставив Мичоакан, ацтеки-переселенцы прибыли в начале XII в. к северным границам Мексиканской долины и остановились в Толлане (Туле). Согласно ацтекским хроникам, настроение ацтекских переселенцев, вынужденных оставить столь благоприятный для жизни Мичоакан, было таково, что в любой момент мог возникнуть бунт и открытое неповиновение «указаниям» бога-водителя Уитсилопочтли. Чтобы снять напряжение, по прибытии в Толлан он «приказал» ацтекам перекрыть воду местной реки таким образом, чтобы образовалось озеро. Со временем в нем выросло много тростника, оно стало богато рыбой и птицей. Как утверждали ацтекские хроники, выдержанные в духе официальной идеологии, Уитсилопочтли приказал все это сделать только для того, чтобы продемонстрировать своему избранному народу, что его ожидает в будущем, если он будет верен ему и будет беспрекословно подчиняться. Но окружающие красоты и изобилие были таковы, что когда наступило время покидать это место, идти дальше, некоторые из ацтеков не захотели уходить. Бог Уитсилопочтли, не терпевший неповиновения, страшно рассердился и жесточайшим образом их наказал. Однажды утром ацтеки проснулись и увидели, что те, кто особенно активно призывали остаться, были мертвы, причем грудь каждого была рассечена, и из нее вынуто сердце. По этому мифу, с тех пор якобы у ацтеков и существует подобный жестокий обычай человеческих жертвоприношений.

Наказав строптивых, Уитсилопочтли дал указание (как всегда, через своих жрецов) снести сооруженную дамбу и продолжить путь. Испуганные ацтеки не посмели ослушаться бога и, выполнив его приказ, покинули окрестности Толлана. Они продолжили свой путь дальше, сделали остановку в Сумпанго (Цумпанго) в год «2. тростник». В год «8. тростник» они прибыли в Чапультепек на западном побережье оз. Тескоко. С Чапультепеком связаны принципиальные события в судьбе ацтеков, о чем более подробно будет сказано ниже. Сейчас же важно подчеркнуть, что в мифологизированных сюжетах отражены два возможных пути проникновения ацтеков в Мексиканскую долину — с запада (из района Мичоакана) и с севера (через Толлан).

Такова была официальная религиозно-мифологическая традиция, без которой нельзя обойтись, освещая древнеацтекскую историю. Но насколько реально она отражает действительный ход событий?

Чертог волка

Воинственность дарует Чертог Волка, а также настороженность и стремление любой ценой навести порядок. Характер таких людей можно назвать "санитары Жизни"
 
Main page Contacts Search Contacts Search