Cовременный взгляд на гениев

Исаак Ньютон

Мальчик был маленький, а яблоко было большое и упало больно. В Англии вообще хорошие яблоки растут. А мальчик обиделся и кинул яблоко обратно; оно упало и снова больно.

Закон, конечно, простой - сколь в небо не плюй, на тебя же свалится, естественно.

Проблема: этого закона никто еще тогда не знал, потому что Ньютон его еще не открыл.

Потом открыл. И яблоки вверх он кидать перестал. Кидал вниз. Огрызки. Очень он с тех пор яблоки невзлюбил. Дерутся, говорит, больно.

А когда скушал все яблоки в зоне досягаемости, открыл первый закон пессимизма: коли тело покоится или движется равномерно, значит равнодействующая всех сил равна нулю.

Трактуется однозначно: как не пыжься, ничего у тебя не выйдет.

Потому что за уничтожение яблок окрестные фермеры ему накидали по шее.

Умный был ученый

Диоген

Дюже могучего ума был. Допер до простого: если нет дворца, пойдет и бочка. Но жаден был - никого к себе в бочку не пускал. Явился однажды к нему какой-то Александр и залез в бочку. А потом пришел Диоген и кричит:

-Ты кто?! Добро или Зло?!

-Ась?.. Добро вроде. - Чесал щетину Александр.

Тогда Диоген взял его и вытащил из бочки, и натрескал от души.

-Ась?.. Куда тащишь! Ты!.. Эта!.. Пусти!.. - вопил Александр. Но так и не пустил его Диоген.

А на прощание дал двух лещей. По лбу.

Любил Диоген Аристотеля слушать, когда тот свои лекции до народа доводил. Бывало, сядет рядом и задает ехидные вопросы; о смысле жизни.

-Диогеша! - Кричал Аристотель. - А не пошел бы ты в бочку?!

И гнал его в бочку. Потому что Диоген мощного ума был, но телесной мощностью похвастать не мог.

Большой был философ.

Платон

Пришел однажды к Аристотелю. А этот старый драчун только что получив от Диогена со товарищи одну лекцию о смысле жизни и раз двадцать по морде, пребывал в мрачном расположении. Потому кричит:

-Ты почему опоздал, Платоша?! Я ждал тебя!

-Но! Учитель! Ожидание благородно. Ведь женщина, ждущая ребенка, благородна или нет в своем ожидании? А?

Аристотель подтягивал живот и трындел:

-А всегда ли ты получаешь то, что ожидаешь, или иногда ожидания превосходят твои чаяния, а подчас и не оправдывают их, и не то ты получаешь, что ожидал получить, ожидая получить желаемое?

-Но! А женщина благородна или нет?

-А всегда ли...

Платон ловил мысль Аристотеля:

-Но учитель! Я же принес пол-литру.

-Вот так бы сразу. А то - благородна, не благородна!

И после двести грамм они били морду Диогену. А Диоген залезал на яблоню и кидался оттуда яблоками. А друзья снизу кидались в него. Но закон всемирного тяготения они так и не открыли, хотя все условия были.

Очень, видимо, философской беседой увлечены были.

А вообще, в Древней Греции не пили

Менделеев

Наслушался сказок о Изе Ньютоновиче и под яблонями сидел месяцами. А когда на него упала ветка - и больно так упала - открыл в себе великий и могучий. Он ту ветку потащил в лабораторию и растворил в серной кислоте, неуловимый мститель. А когда поглядел, во что она растворилась, то стал открывать таблицу элементов. Только она никак не открывалась, а Дима Менделеев потирал шишку и отказывался вдохновляться под яблоней.

Из мести он все яблони пустил на самогон крепостью сорок градусов. Заснул с перепоя и во сне явились к нему Изя, Диогеша и Рентгеша, в порядке их весовой категории. Менделеев проснулся и сообразил периодическую таблицу. И потом еще долго соображал с друзьями, обмывая открытие.

Большой ученый был.

Фрейд

Меленький был и всегда хотел: в любой момент, в любой день недели. Утверждал - всему причина секс. Всему. А Павлов подумал и сказал, что всему причина нервы и все болезни от них имеют происходить. Очень Фрейд с Павловым поссорился, и даже хотел его стрелять из ружья, но Павлов на Фрейда своих собак натравил. Которые были дивной породы, название которой неизвестно, но весьма не мелких размеров.

И у собачек потом интересный рефлекс был: при слове "Фрейд" эрекция наблюдалась.

Умные были собачки.

Эйнштейн

Большой был шутник, все же. Его шутки до сих пор разбирают.

Как-то пришел с листком формул в университет, задумался нечаянно, и защитил докторскую диссертацию.

Потом отнес листок другу и вдвоем они придумали теорию относительности.

Суть проблемы была: как отнести три бутылки, чтобы не звенели?

-Одна звенеть не будет! - Утвердил Эйнштейн.

-А две звенят не так! - Говорил друг.

И так они правильно к этой проблеме подошли, что без звона унесли из магазина все хорошее немецкое пойло, которое там было - даже сигнализация не звенела, ни-ни.

И хотели это пойло Рентгену подарить, только он к тому времени немного умер.

Да. Веселый был человек

Бруно и Коперник

Не в то время родились. Накушаются бывало, хорошего всякого пойла до звезд из глаз и толкают такую мысль, что вроде как не Солнце вокруг земли ходит, а совсем наоборот. Все вокруг да вокруг... Кружится... Вертится...

И ноги выбивает, зараза, кружением своим.

А Бруно, который был, кстати самый что ни на есть Джордано, всем эту теорию не ленился излагать.

А после третьей на халяву все его теорию признавали.

А вот Коперник стеснялся; уже при смерти велел свою теорию опубликовать. Очень Инквизиции боялся.

(Это такой прообраз КГБ, церковно-международный аналог)

Но все равно великие молодцы были оба

Ампер

Рассеян был величайше. Его не раз ловили тогдатошние папарацци, как он в руках яйца куриные держал, а часы свои варил. Пять минут ровно. Но по причине отсутствия в те времена фотоаппаратов, папарацци не успевали всего Ампера зарисовать. Только яйца.

Очень на них за это Ампер обижался. "Не мои, говорит, это яйца! Мои лучшего качества!". А папарацци смеялись. Как-то раз, Ампер обварил свои яйца лучшего качества и, дико голося, выбежал на улицу - и сразу в снег, охлаждать. Тут-то его и зарисовали. Так и называется картина "Ампер и его яйца".

Он раз шел по улице, мысль думал. Надо бы, думает, мысль записать. А неподалеку - гляди! - доска висит. Не раздумывая, он на ней стал писать и не остановился даже когда доска стала от него уезжать, поцокивая копытами и оказалась вообще каретой.

Задумчив был человек, но гениален

Фарадей

Миша Фарадейкин мальчик был великолепно умный; просто феноменально. Любил с электричеством играться. И дотаранил до идеи: если от электричества колесико крутится, то возможен и обратный процесс: покрутим колесо и будет электричество.

Покрутил, а его током и ударило. И колесиком придавило. Ошибка в расчетах называется.

Но он не очень расстроился и сделал таки электромоторчик. С вентилятором. Очень потому что девушек любил. А девушки любили спать с открытыми окнами. Так он однажды и до Швеции долетел и положил там своим концом начало роду Карлсонов.

Крутой был изобретатель

Галилей

Очень мужики его любили. Потому как он телескоп изобрел, чтобы можно было в окна смотреть,

из кустов не вылезая.

И все ему за это норовили налить.

А он тогда ходил и лопотал счастливо:

-Ик!.. Она вертится!

Но вскоре наливать перестали, потому что женщины изобрели непрозрачные шторы. И кусты опустели. Вообще, у мужиков тогда главной целью стало женщин из-за вышеупомянутых штор перетащить в также упомянутые кусты.

А Галилей все бегал у кустов и кричал, что она вертится, и портил, само собой, весь кайф - когда она поворачивалась особо сильно он летел в кусты.

Его разворачивали и давали пинка, и он шел вращаться у других кустов.

И нескоро еще Рентген изобрел свои лучи, чтобы некрофилы могли на скелеты через шторы любоваться.

И все-таки она вертится

Рентген

За свои лучи, между прочим, получил Нобелевскую премию. И ящик хорошего немецкого шнапса от помянутых выше некрофилов. А потом он описал свойства своих лучей и сказал: баста, больше тут нечего ловить, камарады. Пойду еще что-нибудь открывать.

А для начала открыл ящик с хорошим немецким шнапсом.

Только его злобные лаборанты, защелкали зубами и закрутили пальцами у виска: совсем старый старик Вилли, какое поле оставил! И стали исследовать эти лучи до потери пульса и скоро пульс натурально потеряли, потому что вымерли от лучевой болезни.

Лучи свои Рентген тогда назвал Х-лучи. Видимо, и правда, не очень хорошие лучи.

Находчив был

Архимед

Думал часто. О жизни, о науке, о людях, о мире и о земле; идет и думает. О бабах особенно думать любил.

А один местный новый греческий (то есть это он тогда был новым, даже блестел, а сейчас один скелет остался) сделал себе корону типа золотую и почапал к Архимеду:

-Архи, говорит, медище! Ты подумай и скажи - эту корону ювелиры мне из чистого золота сделали?

Или разбавили?

-Да что тут думать! - Сказал Архимед. - На зуб пробовать надо!

И сломал три зуба. И добавил:

-М-да. Надо подумать.

Вылечил зубы и сидит, думает. Сначала думал этой короной ювелирам по лбу надавать, за зубы. А потом хотел из нее себе коронки сделать. Но новый греческий не зря к Архимеду приставил своего телохранителя - Минотавра. А то не видать бы ему больше короны.

Решил Архимед от Минотавра спрятаться в ванной.

Налил ее до краев и нырнул. Ошпарился кипятком, выскочил и заорал:

-Тело, всунутое в воду, выпирает на свободу! С силой выпертой воды, тела впертого туды!

Потом закрыл Минотавра в сарае на замок и побежал к новому греческому о своем открытии рассказывать.

Законы хорошие открывал.

Ломоносов

Очень учиться хотел. А работать не хотел. И рыбу любил ловить. Потому поехал учиться в Москву, чтобы научили его рыбу ловить эффективно. Но тогда динамита еще не было, поэтому пришлось учиться на ученого.

А чтобы учиться, сказал, будто он из дворянской семьи, потому что из других не брали. А если и брали, то только не в ученые. Больше давали, и все больше по зубам.

В принципе, его счастье что тогда был восемнадцатый век, а не восемнадцатый год, потому что во втором случае его бы за дворянское, пусть даже придумманое, происхождение - сразу в ученые бы приписали.

И в самый лучший гроб бы положили.

Впрочем, потом его раскусили. Но учиться оставили.

Учился много и хорошо

загрузка...
Main page Contacts Search Contacts Search