Гефест

Гефест (у римлян Вулкан) – это бог кузни, ремесленник и художник олимпийцев, чья кузня работала на вулканическом огне. К Гефесту обращались с молитвами, когда нужно было усмирить разрушительные силы вулкана. Его считали богом подземного огня, и его имя по-гречески также обозначает "огонь" в самом общем смысле этого слова. Он либо светит давая свет, знания, любовь и тепло, либо очищает, что соответственно не всегда воспринимается как благо, ведь он сжигает старое устоявшееся к чему уже человек привязался, давая путь новому. Происходит крушение старого, что очень болезненно и рождение нового, которое происходит в муках, но в любом случае огонь является вратами в иной мир, мир богов. И эта двойственность огня, как поднебесного так и подземного (пекельного), порождает в ощущении человека и двоякое определения огня, огонь небесный – свет радости, и пекельный огонь Подземья. Но и Пекельное Пламя Чёрного Огня Растворения, это не совсем огонь разрушения, а это то, что готовит место для нового, что делает его сопричастным огню творения. Ведь и Первый огонь творения был незрим, являясь силой трансформации, также и черный огонь это огонь не зримый, темный для постижения, иначе тайный сокрытый, который также производит изменения. В общем все вариации огня сводятся к одному: Все это - СВЯЩЕННЫЙ ОГОНЬ

Гефест 

В Ипатьевской летописи Сварог и Гефест идентичены, по — древне — славянской бог Сварог. Сварог это имя древнеславянского мифологического божества неба, родоначальник солнца и огня. В древних сказаниях Сварог часто называется Сварожичем. Дитмар (Титмар) пишет, что древние славяне почитали Сварога больше других богов. Так же есть мнение, что часть славян считала Сварога так же и богом войны и признавали его за одно существо с Радегастом. Таким образом, соответствие «античного» бога-кузнеца Гефеста — Вулкана со славянским богом Сварогом — давно отмеченный и известный факт. Но то, что греко – римский кузнец Гефест идентичен на страницах некоторых стародавних летописей с богом славян Сварогом, традиционные историки как-то не очень любят рассказывать.

Но вернемся к греческой мифологии. Гефест был сыном богини Геры, жены Зевса, и сначала жил на Олимпе. Там Гефест построил кузницу, где ни на мгновение не затухал огонь двадцать горнов (огонь поднебесья). Гефест настолько любил свою мать Геру, что даже посмел высказать Зевсу за то, что тот применил слишком жестокое наказание для Геры, подвесив ее к небесам, хоть она и бунтовала против Зевса. За это Гефест был сброшен с Олимпа прогневанным Зевсом во второй раз. В первый раз его сбросила еще при рождении сама Гера. Падал Гефест целый день и упал на остров Лемнос, причем при падении сломал обе ноги. И хотя Гефест был прощен и вновь возвращен на Олимп, но стал хромым и в дальнейшем мог перемещаться только на золотых костылях. Хоть и был Гефест безобразен и имел плохой характером, однако его могучие плечи и руки указывали на не дюжую силу, и что бы он ни делал, выделялось уникальным мастерством. Его изображали в виде крупного мускулистого мужчины с мощной шеей и волосатой грудью. У Гефеста повреждена ступня, поэтому при ходьбе он хромает. Меньше всего обласканный судьбой и, наверное, наименее счастливый из всех богов, он увечен, не уверен в своем происхождении, отвергнут родителями и несчастлив в любви. Но при этом Гефест обладает творческим гением и является единственным богом, который работает как на небесах, так и в подземье. Вообще архетип Гефеста составляет основу глубочайшего инстинктивного стремления работать и творить "в кузнице души" и при помощи огня и инструментов превращал грубое сырье в прекрасные изделия.

Происхождение

Согласно самой распространенной версии происхождения Гефеста, Гера зачала его партеногенетически. Она сделала это в пику мужу ("я тоже так могу") после того, как из головы Зевса появилась на свет Афина и он был признан ее единственным родителем. Однако если Афина была совершенной, то Гефест родился на свет косолапым.

Гефест-ремесленник

Гефест – изобретательный мастеровой Олимпа. Так, например, однажды он создал прекрасный золотой трон и подарил его Гере. Восхищенная богиня уселась на престол и попала в ловушку, ибо трон опутал ее незримыми узами, а затем взлетел вместе со своей пленницей. Униженная и беспомощная Гера, опутанная по рукам и ногам, висела в воздухе всем на посмешище. Согласно одному мифу, Гефест сделал этот трон в отместку за то, что Гера скрывала от сына его происхождение. При помощи этой ловушки он надеялся выпытать у матери правду. Согласно другим версиям, Гефест сказал, что освободит Геру только после того, как ему пообещают в жены Афродиту или Афину.

Никто, кроме Гефеста, не мог освободить богиню, а он наотрез отказался подниматься из морских глубин, где жил вместе со своими приемными матерями. Его брат, Арес, бог войны, спустился на дно, чтобы привести Гефеста силой, но тот прогнал Ареса, опалив огнем. Однако его сумел доставить на Олимп бог вина и экстаза Дионис. До этого Гефест никогда не пробовал вина. Дионис хорошенько подпоил его и привез на Олимп, усадив на своего осла.

В "Теогонии" Гесиода говорится, что Гефест создал Пандору, первую женщину на земле, ставшую инструментом мести Зевса человечеству. Согласно греческим патриархальным мифам, изначально человечество состояло только из мужчин, и Зевс скрывал от них огонь. Однажды Прометей похитил искру и вручил ее людям. Тогда разгневанный Зевс велел Гефесту, взяв за образец бессмертных богинь, создать прекрасную женщину, чтобы она принесла в мир людей смятение и страдания. Она была прекрасно одета, наделена половой привлекательностью, обучена бесстыдству и лжи. Ей вручили сосуд, или ящик, наполненный страданиями, злом и болезнями. Когда ящик открыли, все эти беды вылетели из него и наполнили мир.

Кроме того, Гефест построил олимпийцам дворцы, выковал Зевсу молнии и скипетр, смастерил крылатую колесницу для бога солнца Аполлона, на которой тот путешествует по небу, сделал стрелы Аполлону и Артемиде, серп Деметре, оружие Афине, доспехи Ахиллесу и свадебное ожерелье Гармонии. А еще он сотворил себе золотых служанок – одно из величайших чудес его гения. С внешностью прекрасных дев, они умели говорить и искусно выполняли все его задания.

Обманутый и отвергнутый любовник

Гефест – муж-рогоносец Афродиты, богини любви и красоты, известной многими любовными связями с богами и смертными. Заподозрив, что к жене, едва он уходит на работу, является любовник, Гефест устроил ловушку: натянул над ложем в своем доме незримые сети, прикрепив их к потолочным балкам. Он поймал Афродиту и Ареса, когда те предавались любовным утехам. Гефест призвал богов, чтобы они стали свидетелями неверности его жены, однако вместо того, чтобы возмутиться при виде пойманных в сети любовников, боги только покатывались со смеху.

Когда-то Гефест полюбил богиню мудрости – деву Афину. Преисполненный страсти, он попытался сблизиться с ней, но Афина оттолкнула вознамерившегося оплодотворить ее Гефеста. Его семя излилось на Землю, оплодотворив Гею (Мать Землю). В результате Гея родила сына по имени Эрихтоний. Выращенный и воспитанный Афиной, он стал основателем царской династии города Афины.

Гефест как архетип

Подобно тому как Гефеста-бога низвергли с Олимпа, так и этот архетип не ценим и отвергаем в культуре, где чтут героизм, интеллект, возвышенные духовные ценности, власть, способность делать прогнозы на будущее и правильно рассчитывать следующий шаг. В культуре небесных богов, каковой является патриархальная культура, все "земное" подвергается недооценке или угнетению: Мать Земля, страстные чувства, инстинкты, тело, женщины, а также подобные Гефесту мужчины.

Гефест как ремесленник в «кузне души» человека присутствуя там дает возможность проявить, красоту и глубину, которые в противном случае были бы похоронены внутри мужчины (или женщины), которые освобождаются через работу, облекающую данные аспекты личности в зримые формы. Это путь личного становления, противоположный интуитивному постижению (когда внешний опыт трансформируется во внутренние смыслы). Здесь же все происходит наоборот: нечто, присутствующее внутри человека, обретает зримую физическую форму, а вслед за тем приходит осознание значения этого объекта внутренней реальности.

Микеланджело говорил, что освобождает прекрасные статуи из мраморных глыб, куда они "заточены". Мне любопытно, случалось ли ему на шаг отступить от только что законченной работы и, глядя на нее, осознать, что он сделал видимым нечто, таившееся внутри него. Когда в личности человека присутствует архетип Гефеста, он, творя и созидая, придает форму невысказанным глубинам своей души.

Подземный огонь и кузня

Огонь, ассоциирующийся с Гефестом, – это подземный огонь, расплавленное ядро, вздымающееся из глубин вулканической лавой. Подземный огонь – это метафора чувственных страстей – буйное пламя половых и эротических чувств, томящееся в теле до тех пор, пока человек не найдет ему выражение. Это также сдерживаемые и подавляемые гнев и ярость; или же страсть к красоте, которая ощущается как смутное волнение в теле (недаром тело человека нередко символически уподобляют земле).

Эти чувства, скрывающиеся под поверхностью глубоко интровертной личности, могут прорваться бурно и неожиданно. Когда такой человек в задушевной беседе рассказывает кому-то о своих чувствах, собеседник почти всегда удивляется: "А я и не думал, что внутри тебя бурлят такие страсти".

Кузница – это любое место, где Гефест совершает работу по трансформации, или передаче своих глубоко затаенных чувств в объекты внешнего мира.

Увечный мастер

Гефест был единственным олимпийцем с физическим увечьем – единственным несовершенным из главных богов. Немного коснемся «У-Вече-ия – увеч(ь)ие»: У – нахождение рядом; Вече – собрание, то есть целостный, собранный; Ь – ять (ие) – связь взаимодействие земного и небесного. Таким образом увечье, это отделение от целого некой части, которая продолжает взаимодействие с целым (небесным). Гефеста отвергли на Олимпе потому, что он родился косолапым, это принижает его мать, Геру, вследствие чего Зевс сбрасывает его с неба , что добавляет еще большее увечье. Ведь что такое косолапый , это намек на ноги, средство передвижения, а на небесах «движение небесных сил» совершенно, а тут дефект, что принижает божественную природу происхождения, вследствие чего происходит процесс отделения в виду не совместимости по качественным характеристикам, для устранения неисправности, для работы над собой, для дальнейшего слияния в красоте и гармонии. А на период работы «неисправность» заменяется техническими, материальными средствами, по подобию совершенных – божественных, то есть протезами. (далее можно проследить стремление в работе Гермеса (в его изделиях) к красоте и совершенной гармонии).

Несовершенство Гефеста стало поводом изгнания его с Олимпа. В результате неприятия со стороны главных богов Олимпа (Зевса и Геры) Гефест стал богом-кузнецом – архетипом, в котором отражается инстинктивное стремление к работе как способу эволюционировать и совершенствоваться, что сопоставимо по смыслу само исцелению. В последствии уподобляется увечному целителю, чье желание лечить порождено собственным увечьем, – и исцеляя других, он также исцеляет свои недуги. У Гефеста была повреждена нога, и он ходил прихрамывая – из-за этого над ним открыто потешались другие олимпийцы. Он сам не мог стать красивым, поэтому создавал красоту вокруг себя. Нога Гефеста функционировала плохо, зато его творения работали безупречно. В своих творениях мужчина (или женщина) Гефест видит целостное и полноценное отражение себя. И это отражение позволяет ему обрести самоуважение и высокую самооценку, а также научиться ценить и уважать других. Так происходит исцеление ран через работу.

«Работа в поте лица своего» - вам это не о чем не напоминает? Сброшенный с Олимпа и "низвергнутый на землю", Гефест в чем-то подобен Адаму и Еве, которых изгнали из сада Эдемского. В обоих мифах страдания и необходимость трудиться являются результатом "падения".

Гефест и Афродита – соединение работы с любовью и красотой

Согласно "Одиссее", Афродита, богиня любви и красоты, была замужем за Гефестом и часто изменяла мужу. Каждый ее роман заканчивался рождением ребенка. Только от Гефеста не было у нее потомков. Однако их брак символизирует союз между мастерством и красотой, в результате которого рождаются прекрасные вещи. Согласно Гомеровой "Илиаде", Гефест был женат на одной из прекрасных харит (граций). Гесиод в своей "Теогонии" говорит, что его женой была Аглая, младшая из граций и служанка Афродиты (то есть ее уменьшенный вариант). В любой из этих версий мы видим брак между красотой и мастерством ремесленника .

Гефест стремится к союзу с Афродитой на разных уровнях: как в личных взаимоотношениях, так и в работе его привлекает красота и любовь – то, чего он лишен, но стремится обрести.

Гефест и Афина – соединение творческой работы и интеллекта

Как мы уже говорили, однажды Гефест воспылал страстью к богине мудрости и рукоделия Афине и даже настиг ее. Она вырвалась из объятий нежеланного Гефеста, и в результате его семя излилось на землю, оплодотворив Гею. В должное время родился Эрихтоний, чье имя означает "дитя земли". Ребенка взяла к себе на воспитание Афина. Позже он стал основателем легендарной династии афинских правителей.

Афина, ставшая приемной матерью ребенку Гефеста, символизирует интеллект и точное знание, как сделать то или иное дело. Она обладает мудростью генерала на поле боя, способного разработать успешную стратегию, или ткача, который может представить себе гобелен, рассчитать его, а затем выткать – нитка за ниткой, вот такой Союз Гефеста и Афины помогает ему донести свою работу до мира.

Развивать своего Гефеста

Единственный способ развивать этот архетип состоит в том, чтобы уделять ему время. Уединитесь и начните мастерить что-то руками. Постарайтесь интуитивно ощутить, что за работа поможет трансформировать, изменить или выразить какие-то подавленные внутри чувства, и займитесь этим.

Взрослому человеку, который хочет развить в себе качества Гефеста, нужно поощрять себя к такой деятельности точно так же, как он поощрял бы ребенка.

Когда Фрейд отверг Юнга за то, что тот от него отличался, и низверг его с психоаналитической вершины, где Юнг некогда занимал положение кронпринца среди последователей Фрейда, для Карла наступил один из самых темных в жизни этапов. Он оказался в изоляции и прошел через период неуверенности в себе и постоянного внутреннего напряжения, – отверженный и осмеянный Гефест. Однако Юнг нашел выход своим творческим силам – как нашел бы их сам Гефест.

Юнг писал:

Первыми всплыли на поверхность воспоминания из детства, когда мне было лет десять-одиннадцать. Тогда у меня была страсть играть со строительными кубиками. Я отчетливо вспомнил, как строил маленькие домики и дворцы, используя бутылки в качестве колонн для ворот и арок. Несколько позже я стал строить из камней, применяя вместо известкового раствора самую обычную грязь. И строительство увлекало меня довольно долго. К моему изумлению, эти воспоминания пробудили во мне довольно сильные эмоции. "Ага, – сказал я себе, – это все живо во мне. Тот мальчишка еще здесь, и он обладает творческим потенциалом, которого так не хватает сейчас мне. Как получить к нему доступ?"

Мне, взрослому человеку, казалось невозможным проложить мост из настоящего в те времена, когда я был одиннадцатилетним мальчишкой. И все же я очень хотел наладить контакт с тем периодом жизни. У меня не было выбора, как только вернуться назад и вновь погрузиться в жизнь маленького мальчика с его детскими играми. Тот момент стал поворотным пунктом в моей судьбе, но я пошел на это только после значительного сопротивления и с некоторым чувством обреченности. Ибо очень уж унизительно было осознавать, что мне ничего не остается, кроме возможности вернуться к детским играм.

И все же я начал собирать подходящие камни – на берегу реки и на ее дне. Затем принялся за строительство: домики, замок, целая деревня...

Так я и строил понемногу, каждый день после обеда. ...в ходе этой деятельности мои мысли прояснились, и я сумел ухватить идеи, присутствие которых в своей голове до этого осознавал лишь смутно.

Естественно, я задумывался о значении того, что делал, и спрашивал себя: "А в самом деле, чем это ты занимаешься? Строишь кукольный городок и делаешь это так торжественно, словно выполняешь какой-то ритуал!" У меня не было ответа на этот вопрос, лишь внутренняя уверенность, что я нахожусь на пути к открытию собственного мифа. Ибо игра в строительство была лишь началом. Она дала толчок целому потоку фантазий, которые я затем прилежно записывал.

Оказалось, что подобные занятия сообразны моей натуре. И после этого всякий раз, когда в своей жизни я натыкался на глухую стену, я рисовал картину или тесал камень. И каждый раз этот опыт служил для идей и работ, которые вслед за этим шли сплошным потоком.

Main page Contacts Search Contacts Search