Мифы индейцев Южной Америки

Муха

Женщина из племени варрау вышла замуж за индейца-кариба. Однажды муж говорит:

Мои родители живут в лесу. Пойдем навестим их, мне хотелось бы вас познакомить.

После долгого путешествия супруги достигли страны карибов. Их языка гостья не понимала, поэтому к ней приставили местную женщину, которая с грехом пополам изъяснялась на варрау. Вождь карибов велел заботиться о чужестранке и кормить ее.

Подав еду, женщина-кариб моментально исчезла. Вместо нее появилась огромная муха. Она кружилась над подносом с пищей и пыталась сесть на руку женщине.

Куда же девалась моя хозяйка? недоумевала гостья.

Взгляд ее упал на поднос: по нему ползали черви и прочие мерзкие твари. Полагая, что осталась одна, индеанка-варрау схватила поднос и выбросила в яму ту гадость, которую ей хотели предложить на обед.

Вернувшись в хижину, она снова увидела карибскую женщину. Та обрушила на гостью поток злобной брани:

Думала, никто не видит тебя, муху выгнать хотела? Я и была мухой! Вот пойду теперь расскажу вождю, как ты нашей пищей брезгуешь!

В ту же ночь пришли воины карибы. Они убили женщину-варрау, зажарили ее и съели.

Война с красноглазыми

Было время, когда наши предки-индейцы друг друга ненавидели. Однажды варрау решили, что красноглазые карибы недружелюбно на них посматривают, и договорились дать им отпор.

Один индеец натерся волшебным пчелиным воском и сделался легким. Его так и прозвали легкотелый. Он был нашим врагом, красноглазым. Этот легкотелый явился к варрау и убил одного мужчину, ударив его дубинкой по голове. А потом пришел к нашим детям и говорит:

Эти дети хотят есть! Вот этот хочет пальмовой муки!

Сказал и убил ребенка.

А этот хочет жареной рыбы!

Опять взмахнул дубинкой и разнес мальчику голову.

А вот этот желает вкусных личинок, что живут в гнилом дереве!

Теперь он прикончил третьего ребенка вслед за вторым.

Но тут у наших тоже появился легкотелый, дабы было кому защититься от предводителя красноглазых.

Мы им не поддадимся! обещал он.

Наш легкотелый схватил красноглазого мальчика и говорит:

Этот мальчик хочет мяса дикой свиньи!

И тут же его дубинкой.

Говядину он тоже желает!

И снова дубинкой.

Он даже хочет коровьего молока!

В третий раз дубинкой по голове. Так он называл разные продукты и молотил своей палицей красноглазого мальчика.

В ответ на это убийство много красноглазых воинов приплыло на лодке с намерением уничтожить нашего легкотелого. Пока они обсуждали, что надо делать, наш легкотелый подплыл к их лодке, схватился за борт и перевернул ее. Несколько красноглазых умертвил, остальные добрались до своих и говорят:

Мы проигрываем, лучше уступить!

Однако старики подняли народ, и красноглазые снова решили на нас напасть. Они пошли и стали кричать:

Мы встали все как один. Идущие впереди уничтожьте легкотелого, не щадите его!

Прибыли они туда, где наши лодки причаливают, и говорят:

Ищите следы легкотелого.

А наш легкотелый тут же спрятался и все слышал. "Вы меня не убьете, зато я вас убью!" думает. Он неожиданно выскочил, красноглазые в панике бросились к лодке. Легкотелый лодку оттолкнул на середину реки, утопил ее там, а красноглазым разбил головы всем по очереди.

Тут красноглазые пустились на хитрость: подослали нашему легкотелому свою женщину. Он с ней спал, а в полночь она поднялась и ударила его топором. Но не убила, потому что легкотелый не мог умереть. Потом легкотелый захватил двоих красноглазых в плен и сделал своими работниками. У легкотелого были две жены, пропитание для которых должны были доставать эти двое. Легкотелый узнал, что работники соблазнили его жен. Тогда он вызвал их к себе. Те шли медленно, один на флейте играл, а легкотелый кричит:

Поторапливайтесь!

Работники подошли, и он разбил обоим головы палицей. После этого легкотелый устроил праздник, и на нем какой-то молодой человек стал заигрывать с одной из жен легкотелого. Тот подозвал юношу, толкнул на землю, выхватил нож и вспорол ему живот. А затем вдруг как крикнет:

Встать! Кто тебя убил, а?

Сам же повернулся к присутствующим и говорит:

А вы чего перетрусили, танцуйте дальше!

Этого нашего легкотелого все стали бояться, только и думали, как лишить его жизни. Просто так его было не убить, поэтому его прикончили с помощью заклинанья. Произнесли заклинанье, и он тут же умер.

История на этом кончается. Это нам деды рассказали, как в старину варрау с красноглазыми воевали.

 Карибы

В хижине жили две сестры, их мужья и их младший брат. Однажды мужчины охотились, а обе женщины с мальчиком пошли собирать плоды. Сперва они поплыли на лодке по узкой речной протоке. Затем, оставив лодку у берега, углубились в заросли. Их смех и веселая болтовня разносились на весь лес.

Сбегал бы ты к реке, попросили женщины брата, может быть наши мужья вернулись и ищут нас.

Мальчик дошел до берега, но там было пусто. Когда его послали во второй раз, он заметил большую птицу, летевшую над водой.

Мужья наши, видимо, недалеко, сделали заключение женщины. На-ка, возьми две корзины плодов и отнеси им. Пусть как причалят, так сразу же поедят.

Еще не дойдя до берега, мальчик услышал плеск весел, затем он увидел, как из-за поворота показалось несколько лодок. Они шли вверх по течению. Ребенку стало не по себе и он поспешил предупредить сестер.

Это наши мужья, решили женщины.

Какие мужья, вы подумайте сами, горячо доказывал мальчик. К бортам лодок привязаны дубинки и отрезанные человеческие головы; руки и ноги раскрашены, лица тоже вымазаны красным соком; вокруг бедер повязки из лубяной материи; а вообще выглядят как дикие звери. Кто еще это может быть, кроме индейцев-карибов?!

Когда мальчик в четвертый раз побежал к реке, чужие лодки уже стояли у берега. Мальчик вскарабкался на дерево и спрятался среди ветвей.

Думаю, здесь кто-то есть, раз лодка привязана, услышал он разговор.

Смотри, тропинка, пойдем-ка по ней!

Едва карибы ушли, мальчик слез, прыгнул в лодку и стал грести к дому. Позади раздались душераздирающие женские крики, однако мальчик плыл, не оглядываясь.

Карибы, карибы! прохрипел он, вбегая в дом.

Что случилось, сынок, где сестры? спросил отец, но мальчик лежал на полу и не мог произнести больше ни слова. Когда его облили водой, он немного пришел в себя.

Карибы появились, повторил он. У них к бортам лодок привязаны отрезанные головы. Они убили сестер и меня бы убили, если бы я не спрятался.

Все мужчины селения бросились следом за мальчиком. Вот и место, где женщины собирали плоды. Повсюду разбросаны предметы одежды, ожерелья, трава окрашена кровью. Рядом решетка, на которой зажарили женщин. Однако карибы уже исчезли.

 Молодой людоед Нгети

Индейцы племени шикрин поймали Нгети, когда тот был еще совсем маленький. Его привели из похода против племени людоедов. Нгети воспитывался среди шикрин и, возмужав, обогнал ростом всех своих сверстников.

Однажды шикрин отправились в дальнюю охотничью экспедицию. Она должна была продлиться много недель, поэтому мужчин сопровождали их жены. Нгети тоже взяли охотиться. Братья Кукрут-како и Кукрут-уире остались дома, а их сестра ушла в лес.

Отойдя не так далеко от деревни, охотники разбили временный лагерь. Женщины поставили легкие хижины, разожгли костры и слонялись без дела, ожидая мужей.

Чтобы не тратить время зря, сестра Кукрут-како и Кукрут-уире присела на корточки возле своего маленького сына и стала разрисовывать тело ребенка синевато-черными узорами. Мальчик капризничал, и мать никак не могла его успокоить.

Стой как следует, повторяла она, вот сейчас твой дядя придет, он тебе задаст!

Надо сказать, что на языке шикрин слово "дядя" звучит как "а-нгети". Какой-то женщине неподалеку послышалось, что зовут приемыша-людоеда, она решила помочь.

Эй, Нгети! закричала она. Тебя, похоже, зовут!

Тот словно ожидал приглашения. Схватив большую дубинку, он подбежал к хныкающему ребенку.

Не тронь его, предупредила мать, смотри, мальчик уже ведет себя хорошо, больше не плачет, правда?

И мать взяла сына на руки.

Однако у Нгети были свои планы. Размахнувшись, он что было силы ударил женщину дубинкой по голове. Та вскрикнула и прижала к груди ребенка. Нгети же стал быстро орудовать дубинкой, нанося удары то справа, то слева. Взвизгивая и безуспешно увертываясь, мать старалась защитить свое дитя, но вскоре ослабла, выронила сына из рук и отскочила в сторону.

Тогда Нгети оставил женщину в покое и начал методично колотить мальчика. Как только тот испустил дух, Нгети выпотрошил его, поднес к огню и принялся жарить.

Мать убитого рыдала навзрыд. Она сняла ожерелья и браслеты, подвесила их за спиной и отправилась в деревню жаловаться родственникам.

Отец мальчика узнал о несчастье от своей матери, вернувшись в охотничий лагерь из леса. Хотя горе его было велико, он все же решил не покидать экспедицию и продолжать охоту.

Что касается Нгети, то юноша не обращал никакого внимания на крики и слезы. Он лишь между делом сообщил окружающим, что пойдет за маниоковыми лепешками и сладким картофелем: к жаркому нужен гарнир. Взяв палицу в руки как посох и перекинув за спину свою добычу, Нгети зашагал по тропе, петлявшей среди деревьев.

К этому времени рыдающая женщина уже добежала до деревни.

Что с тобой, ты вся в слезах, что произошло? посыпались вопросы.

Нгети убил моего сыночка! выла безутешная мать.

Вопли ее доносились до дома холостяков, где находились Кукрут-како и Кукрут-уире. Разобрать слова не было никакой возможности, но братья узнали голос сестры.

Так вам еще ничего не известно? вступил в разговор один из сидевших неподалеку мужчин. Как же, ведь Нгети убил вашего племянника, оттого его мать и рыдает.

Братья обсудили эту новость между собой. Вскоре они уже расспрашивали сестру о подробностях.

Это случилось поблизости от деревни, мы даже не успели уйти в дальний лес! объясняла она.

Ладно! принял решение Кукрут-како. Ты пока испеки маниоковых лепешек, Нгети за ними, конечно, придет. А мы пойдем устроим на тропе засаду.

Сидеть в кустах братьям пришлось недолго. Уже издалека они услышали равномерное постукивание. Это Нгети ударял по земле дубинкой в такт шагам: Бум! Бум!

Вокруг стеной стоял лес. Попугай, олень, заяц-агути все звери внимательно следили за происходящим. Но они испугались Нгети и, увидев его, разбежались.

Смотри! подтолкнул Кукрут-како брата. Он идет!

И как только Нгети поравнялся с ними, братья взяли копья наперевес и выскочили из кустов.

Не торопись! заявили они. Наша сестра уже печет лепешки и скоро принесет их сюда!

Лепешки я собираюсь есть в деревне!

Нгети схватился обеими руками за копья и развел их острия в стороны.

Ху! Ху! произнес он при этом.

Тут братья рванули копья на себя, и Нгети, чтобы не упасть, разжал пальцы. Мужчины нагнулись, схватили каждый по горсти мелкого песка и метнули в глаза противнику. Нгети замешкался, и в ту же секунду братья пронзили копьями его тело. Добили Нгети его же дубинкой, которую он выронил, когда схватился за копья. Вернувшись в деревню, братья вручили сестре жареное тельце своего племянника, чтобы та похоронила его как положено.

Между тем в охотничьем лагере услышали доносившиеся с тропы крики.

Это Кукрут-како и Кукрут-уире убивают Нгети! говорили люди друг другу. А утром группа подростков обнаружила труп.

Нгети был по всем правилам усыновлен в племени, поэтому многие считали его своим родственником. Этих людей весть о его убийстве глубоко возмутила. Что же касается Кукрут-како и Кукрут-уире, то они договорились с небольшой группой ближайших родственников и друзей, чтобы те помогли им построить в лесу отдельную хижину. Братья забаррикадировались в ней и стали ждать нападения.

На следующий день толпа мужчин окружила хижину и принялась обстреливать ее из луков. Братья, сидя внутри, чувствовали себя в безопасности.

Ох, как страшно! восклицали они, корча друг другу рожи.

Осторожней, а то как бы тебя не убили! завопил Кукрут-како, после чего оба закатились таким хохотом, что свалились на земляной пол и катались по нему, держась за животы.

Нападавшим, однако, казалось, что осажденные кричат от испуга. Ободренные этим, мужчины подбежали вплотную к хижине и попробовать содрать с каркаса покрытие из жестких пальмовых листьев.

Пошли, убьем парочку этих дураков! предложил Кукрут-како.

Пошли! согласился Кукрут-уире.

Оба вымазали лицо сажей, взяли в руки дубины и заревели перед атакой. Первыми упали замертво двое нападавших, пытавшихся разобрать заслон из веток и листьев в проходе. Перескочив через их тела и оказавшись снаружи, Кукрут-како начал разбивать головы тех противников, которые собрались слева от хижины, а Кукрутуире убивал всех, находившихся по правую сторону. Когда все было кончено, братья стали смотреть, не осталось ли раненых. Действительно, несколько человек еще стонали и шевелились.

Сейчас вы умрете! объявили им братья и выполнили обещание, нанося лежащим удары по шее.

В деревне герои застали только своих ближайших родственников. Все прочие обитатели в страхе бежали в лес. Не надеясь вернуться к своим домам и полям, они приступили на новом месте к расчистке леса под огороды. Одна девочка подошла посмотреть, как мужчины валят большое дерево. Щепка отскочила ей в рот и застряла в горле. Утром отец ребенка решил, что придется вернуться в деревню и принести лепешек: если дочь проглотит кусок, она, может быть, избавится от занозы.

Не ходи! вцепилась в него жена. Хоть Кукрут-како и мой брат, он убьет тебя! Или забыл, что случилось вчера?

Но мужчина не испугался, явился прямо к Кукрут-како и сказал:

Моя жена утверждает, что ты хочешь меня убить, это правда?

Вовсе нет! улыбнулся Кукрут-како. Ведь больше я совсем не сержусь!

Раз так, то это очень хорошо, ответил мужчина.

И вообще, хватит драться! заговорили братья. Нам надоело сидеть на солнце и ждать, пока высохнет кровь. Когда мы были маленькими, наш отец дал нам луки и стрелы, и мы целыми днями играли в войну. А теперь выросли, мы уже и Нгети убили, а до него Окти, а вчера скольким силачам разнесли головы, а? Этого достаточно! Теперь мы настоящие мужчины. Поэтому ты, наш зять, отправляйся к тем, кто бежал за лес, и скажи им пусть возвращаются!

А потом братья наполнили большие корзины бананами, ямсом и сладким картофелем. Они отнесли их в заросли и расставили вдоль тропы, чтобы идущим в деревню было, чем по пути утолить голод.

На этом рассказ закончен.

 Корзина

У женщины были муж и два младших брата. На улице шел сильный дождь. Братья подошли к зятю, связали его и выбросили из дома.

Утром мужчина проснулся и сказал себе:

Теперь я увидел свой сон!

Позже он направился вместе с братьями жены в лес и заметил там стадо диких свиней. Тоща он вернулся за женой и повел ее тоже в лес. Однако кабаньих следов они больше найти не могли. Мужчина нарезал гибких прутьев и бросил их к ногам жены.

Плети большую корзину! велел он.

Женщина плакала и плела, а мужчина собирал хворост. Наконец, корзина была готова. Муж связал жену, смастерил решетку поджаривать мясо, поставил ее на кучу хвороста, поджег его, запихал женщину в корзину и положил корзину на костер.

Сестра ваша задержалась, объявил человек дома братьям жены. Я убил большую свинью и она тащит тушу.

Мальчики пошли в лес. Они нашли сестру совершенно зажаренной. Ее голова была обращена в сторону тропы. В это время убийца сел в лодку. Проплыв некоторое расстояние, он выскочил на берег и побежал через лес. Братья догнали его и застрелили. Труп они оставили под корнями упавшего дерева.

С этого момента все индейцы стали готовить копья и гарпуны. Двое братьев и несколько родственников убитой женщины объявили всем войну.

У кого глаз не меткий, тот станет вороньим дерьмом! говорили они.

Вот уже большинство воинов пало в бою, но сами братья намазались колдовской мазью и оставались невредимы, неся врагам смерть. Дядя, плача, подошел к обоим племянникам и сказал:

Хватит, успокойтесь, пожалуйста!

Эа, эа, эа, эа, прозвучало в ответ.

Юноши совсем ошалели от бесконечного убийства.

Успокойтесь же! твердил дядя, но они не обращали внимания.

У кого глаз не меткий, тот станет вороньим дерьмом! повторяли безумные мальчики и били дубинками по стволу пальмы:

Бао, бао, бао, бао!

Вот так двое маленьких мальчиков перебили массу народу.

 Охотница

Индейцы пошли ловить рыбу. Между тем в лесу объявились люди враждебного племени. Какая-то женщина вышла навстречу рыболовам, заговорила их, повела куда-то, а кончилось дело тем, что все пути отступления оказались отрезаны вооруженными воинами. Некоторых враги зажарили и съели на месте, остальных повели с собой в деревню. Там пленников посадили в клетки и стали откармливать, как поросят. Едва пленник достаточно толстел, его пускали на мясо. Все обитатели селения принимали участие в трапезе, однако самой древней старухе вечно доставались одни только отрезанные половые органы впрочем хорошо приготовленные.

Как-то раз людоеды снова принесли в селение группу индейцев. Пленников кастрировали и только потом посадили в клетки. Среди людоедов была девушка по имени Пишаавина, которая упросила оставить ей одного юношу в целости.

Не надо его ни кастрировать, ни в клетку сажать, я его сама раскормлю, обещала девица.

Уходя в лес, где на расчищенной от деревьев поляне у нее рос маниок. Пишаавина теперь всеща брала юношу с собой, чтобы развлечься.

Как-то раз она осталась наедине со старухой.

Бежала бы ты отсюда, посоветовала та. И не бойся, я вас не выдам. Я наших мужчин терпеть не могу, уж сколько лет меня кормят одними пенисами, до смерти надоело!

Послушавшись совета, Пишаавина скрылась вместе с любовником. После полудня их хватились.

А ты знаешь, куда идти? волновался юноша.

На берегу реки беглецы нашли плот и поплыли. Так они ушли от погони и добрались до мест, хорошо знакомых индейцу. Пишаавина попросила причалить.

Здесь нас уже не преследуют, сказала она, подумай, что хотел бы принести домой?

Думать можно что угодно, возразил юноша, но для охоты и рыбной ловли у меня с собой нет ничего, кроме собственных рук.

Ну, что ж, на вершине этого дерева сидит обезьяна, ее можно поймать руками!

Нет, слишком она уродлива, да и разбиться недолго.

Тогда Пишаавина сама залезла на дерево и стала сбрасывать вниз придушенных обезьян.

У Пишаавины обнаружились удивительные охотничьи способности, она с легкостью добывала оленей и диких свиней. Пропадала в лесу целыми днями до тех самых пор, пока не забеременела. Она родила двоих сыновей, а вскоре затем погибла: застряла рукою в дупле. Муж нашел и зарыл ее труп. Сыновья Пишаавины выросли великолепными охотниками, никогда без дичи не возвращались.

 Хозяйка рыбы

Тейму была хозяйкой рыбы. В вульве у нее росли зубы и она ела людей. А если ходила по лесу, то грызла зубастой вульвой деревья. Рассказывают и по-другому: будто Тейму был мужчиной и жрал рыбу своим зубастым задом. Кто знает, но мы станем придерживаться первого варианта.

Однажды Тейму ловила рыбу. К берегу реки подошел Анду и предложил помочь.

Давай, отвечала Тейму, потом рыбу поделим.

Стали ловить, каждый поймал изрядно. Близился вечер, оба пошли домой. Заглянув в сумку Тейму, Анду удивился, заметив там лишь нескольких рыбешек. Не успел он спросить, где остальные, как увидел, что его спутница запихивает их себе между ног. Анду перетрусил.

А ведь это Тейму, сообразил он, сейчас меня сожрет!

На бугре стояли четыре огромных дерева. Анду опрометью бросился к ближайшему и вскарабкался вверх по стволу. Тейму, занятая пережевыванием рыбы, не сразу заметила, что осталась одна. Оглянувшись, она стала спрашивать рыб, где же Анду. Все рыбы молчали, но сом, испугавшись, скосил глаза на вершину дерева. Тогда Тейма принялась крошить ствол теми зубами, что были у нее в лоне. Чтобы дело шло быстрее, она позвала на помощь белку, крысу и других грызунов. Зверюшки принялись за работу, но быстро сточили зубы. Взамен Тейму дала каждому длинные хорошие резцы из прочного дерева те самые, что у них сейчас.

Дерево не рухнуло, к счастью, разом, а стало медленно крениться на сторону. Оттолкнувшись палкой-копалкой, которую Анду повсюду носил с собой, он перепрыгнул на другое дерево. Тейму же собрала упавших тараканов, бабочек и прочую дрянь и сожрала их, полагая, что съела Анду. Однако, на всякий случай, она раскрыла себе живот и спросила:

Как там, съела я уже Анду?

Вовсе нет! ответили тараканы.

Пришлось грызть дерево, на котором прятался Анду теперь, а после него третье и четвертое. Сидя в ветвях и дрожа от страха, Анду жалел, что у него нет крыльев.

Просишь посадить тебя на спину, стал упрекать его ворон, а сам тоже наверное злословил, будто я безобразный и разную гадость клюю?

В жизни такого не думал! отвечал Анду, и убедил-таки ворона спасти его от Тейму.

Ворон предупредил седока вниз не смотреть. Пусть влекущие звуки флейт, барабанов и погремушек будут слышны с земли Анду не должен обращать на них внимания. Два селения миновали благополучно, но, пролетая над третьим, Анду посмотрел вниз уголком глаз. Ворон стал терять высоту и упал.

Теперь лечи меня как хочешь, иначе оба погибнем! заявил ворон.

Анду наложил на сломанное крыло шину, употребив для того свою незаменимую палку-копалку. Полет продолжался.

 Старуха и осы

Смотри, говорила бабушка внуку, проплывая с ним в лодке вдоль берега, смотри, осиное гнездо! А рядом с ним птичье, в нем яйца!

Они причалили.

Когда подойдем к дереву, плюнем в дупло! продолжала учить старуха.

Вот они, птичьи яйца, бормотала она, карабкаясь на дерево, вот они. Здесь их птички откладывают. Здесь птички ночуют и здесь же яйца откладывают!

Женщина добралась до дупла и плюнула внутрь. Рой ос вылетел из отверстия. Ужаленная, старуха упала на землю.

Бабушка убилась! воскликнул внук, но старуха поднялась.

Жива я, сказала она.

Ее набедренная повязка слетела и старуха стояла теперь совсем голая.

А вот здесь, указала она на то место, которое должна была прикрывать повязка, здесь пасть крокодила!

Некоторые рассказывают продолжение этой истории. Набедренная повязка повисла на кончике тонкой ветки. Внук сумел сбить ее на землю стрелой, однако бедная старушка очень стеснялась того глупого положения, в котором она оказалась. "Обещаешь никому не говорить о том, что произошло?" донимала она мальчика по пути домой. Тот обещал, но женщина не слишком верила внуку и с той поры никуда от себя не отпускала. Наконец, внук убежал к родителям и поведал им историю с осами. Смеялась вся деревня. От стыда старушка заплакала и умерла.

 Бабушка

Женщина оставила дома двух своих маленьких девочек, а сама пошла в рощу. Там она собиралась наскрести съедобный крахмал, который индейцы варрау добывают из сердцевины пальмы. Пока матери не было, появилась бабушка и говорит: "Внученьки, пойдемте со мной, я вас к маме отведу". Девочки послушались и даже не обратили внимания на то, что ведут их вовсе не в рощу, а в дремучий лес. Добрались до какого-то ручья. На берегу старуха села в землю и стала плести корзину. "Залезайте!" велела она внучкам. Послушные девочки опять сделали, как им было сказано. Бабушка накрыла корзину крышкой и спихнула в ручей. Девочки утонули.

Старуха пошла к другому дому. "Здравствуйте, мои маленькие! приветствовала она братишку с сестренкой, которые тоже поджидали возвращения родителей. Я ваша бабушка, узнаете?" Этих детей старуха повела к тому же ручью и уже было принялась за корзину, однако решила предупредить: "Вы, говорит, играйте передо мной, а за спиной у меня напрасно не бегайте!" Мальчик при первом удобном случае заглянул бабушке за спину и увидел, что тело ее с той стороны светилось, будто внутри раскаленные угли. "Это же злой дух Кау-насса", сообразил он и, прихватив сестру, побежал с нею к дому. "Кау-насса, Кау-насса!" крикнул он, обернувшись. Старуха расстроилась, что ее опознали, и с досады взорвалась. Пламя вихрем взметнулось вверх и исчезло в небе.

 Амазонки

В одном селении индейцев карихона жил знаменитый охотник на тапиров. В том же селении жил другой человек, который ни одного тапира убить не мог, как ни старался.

Соседи смеялись над неудачником, девушки не желали с ним знаться.

Испробовав все прочие способы, человек решил выучиться колдовству. Он стал посылать на тапиров заколдованных пчел и муравьев, от чьих укусов животные засыпали. Постепенно охотнику удалось существенно сократить дистанцию, на которую тапиры его не подпускали. И вот однажды он подкрался настолько бесшумно, что вплотную приблизился к спящему зверю.

Охотник мог бы убить животное, и история на том бы закончилась. Однако просто явиться домой с добычей ему показалось мало: куда интереснее привести тапира живым! Не долго думая, человек залез рукой в зад тапиру, надеясь повести его за собой. Случилось наоборот, тапир вскочил и сам поволок индейца. Рука застряла, пришлось бежать вслед за тапиром. Скачка длилась несколько дней. Весь в царапинах и ушибах, обессилевший охотник ждал смерти, как вдруг тапир выбежал на берег огромной реки и остановился. Он расслабил кишку, человек освободился наружу.

"Давай перевезу тебя на тот берег, предложил тапир. Наверное не знаешь, какая там благодать: кругом ананасы растут, полно других фруктов!" Индеец взобрался тапиру на спину, они поплыли. Когда тапир уставал, он совсем уходил под воду. Удивительно, что седок все же не захлебнулся. Наконец, спутники выбрались на противоположный берег.

Решили, что первым за ананасом отправится человек. Пойдя по тропе, индеец дивился на возделанные поля и фруктовые сады, начинавшиеся почти от самого берега.

Воистину, тапир не обманул его. Охотник набрал спелых сочных плодов и вернулся к товарищу. "Что ты принес неужели не смог выбрать получше!" возмутился тапир. Выяснилось, что для тапира зрелые ананасы это зеленые и наоборот. Теперь тапир сам отправился за плодами.

Не дождавшись возвращения спутника, человек пошел его искать и нашел на дне ямы-ловушки. Он попробовал вытащить зверя, но тот оказался слишком тяжелым. В неудачных попытках спасти товарища прошла ночь, а утром послышался звук флейт. К яме приближалась толпа женщин, разукрашенных так, будто это воины-мужчины.

"Гии-риномо, амазонки!" понял индеец. Он, однако, не струсил: направившись навстречу к предводительнице, смело протянул руку к ее вульве.

"Постой, это опасно! остановила женщина. Сейчас тебе лучше всего сидеть тихо, забравшись на дерево, а я тут пока займу своих подружек работой!" Амазонки вытащили из ямы тапира и освежевали его. Одни стали жарить мясо, другие подносить хворост. Когда жаркое было готово, амазонки направились к себе в селение, а предводительница осталась одна. Индеец слез с дерева и стал смотреть, как она открыла свою шаманскую сумочку, достала гребень и принялась вычесывать из волос на лобке кишевших там скорпионов, пауков, ядовитых муравьев и многоножек. После этого она ласково взглянула на индейца и предложила с нею лечь.

У гии-риномо не было мужчин, так что обычно они совокуплялись с особыми предметами, из которых выбрызгивалось семя. Теперь предводительница отвела индейца в свой просторный дом и показала подругам. В течение нескольких дней он постарался удовлетворить всех амазонок, но забеременела после соития лишь сама предводительница. Прочие женщины обиделись и решили мужчину убить.

Вождь гии-риномо и человек договорился вместе бежать. Сделать это мешали волшебные зеркала, в которые амазонки могли увидеть любое живое существо, где бы то ни находилось. Беглецы разбили зеркала, а осколки залили мутным каучуковым соком. Краешек зеркала, хранившегося у какой-то старухи, остался однако незамутненным.

Хоть и нечетко, но гии-риномо все же увидели, как мужчина и женщина садятся в лодку, грузят в нее тушу молодого оленя и плывут вниз по реке. Определив местоположение беглецов, амазонки бросили в них свой волшебный гарпун. К счастью, острие попало в оленя. Пока преследователи вытягивали тушу, индеец со своей возлюбленной достигли мест, до которых власть амазонок не простиралась. Они пришли в родной дом охотника и зажили как все люди.

Чертог волка

Воинственность дарует Чертог Волка, а также настороженность и стремление любой ценой навести порядок. Характер таких людей можно назвать "санитары Жизни"
 
Main page Contacts Search Contacts Search