Мифы индейцев Южной Америки - Стр.2

 Многоженец

Жил индеец из племени варрау, который имел много жен. Он был достойный человек, и жены отлично с ним ладили никаких ссор, никаких жалоб. Казалось бы, ругань здесь неизбежна, но нет все были друг другом довольны. Муж всегда доставал еду и кормил своих жен. Дела действительно шли хорошо.

Шли хорошо, да пошли плохо. Утром муж повел жен в пальмовую рощу добывать древесный крахмал. Чудесный день, у всех отличное настроение. Человек принялся рубить ствол и выскребать из сердцевины крахмал.

Эй, жены, крикнул он, - собирайте муку! но никто не ответил

Мужчина позвал еще раз тишина. А между тем женщины слышали мужа, однако притворились, будто не слышат. Их мысли приняли дурной оборот.

Муж рассердился. Он поднял палку и пошел искать жен. А в это время старшая обошла остальных и предупредила:

Если он вас побьет, пусть так и будет. Но меня ему бить нельзя. Пока ждите и слушайте, что я велю вам.

Муж догнал младшую жену и побил. Затем ударил палкой вторую, третью и всех остальных. Получив свою порцию ударов, каждая начинала вопить:

Он нас бьет!

Осталась старшая жена, и лучше бы было мужу ее не трогать. Однако он побил и ее.

Хватайте его! скомандовала жена в ответ.

Женщины повалили мужчину на землю и принялись мучить: оттягивали мошонку, давили яички, пока не довели до полусмерти. Потом они туго перевязали мошонку веревкой и ушли.

Идем быстрее, торопила старшая из подруг, его брат появится в любую минуту!

Однако когда они добрались до дома, юноша еще играл на дудочке.

Твой старший брат задержался, сообщили женщины, ему тяжело нести собранный крахмал, и он просит тебя помочь.

Молодой человек застал брата при смерти.

Твои жены обманули меня, наговорили всякий вздор про крахмал, произнес он. Обхвати меня за шею, попробую тебя донести.

Дома женщин не оказалось.

Я их убью! грозил младший брат. Вот только куда они делись?

Они пошли вон в ту сторону, подсказал кто-то из родственников, и юноша бросился в погоню.

Он срезал дорогу на повороте и настиг женщин у реки, когда те уже прыгали в лодку. Юноше удалось ранить самую младшую, сидевшую на корме. Рана воспалилась.

Достигнув противоположного берега, женщины устремились в лес, их внешность преобразилась. Послышался свирепые звуки:

Оху! Оху! Оху!

Женщины превратились в свиней в тех свиней, которых люди едят.

Юноша затравил одну собаками и зажарил. Попробовал, прожевал вкуснятина! Чуть задах был посторонний. Впрочем и запах и вкус не изменились ведь это же были те же индейские женщины.

С тех пор мы едим свинину вкуснейшее мясо! Это все, что рассказывали наши деды про тех, кто превратился в диких свиней. А мы следуем из: старым рассказам рассказам о превращениях, рассказам о наших предках. Это все.

 Крокодил

Жил богатый человек. Он владел бесчисленными стадами коров и овец, обширными угодьями, а женился на редкостной красавице. К сожалению, жена оставалась бесплодной. В данном случае это было особенно обидно, ибо сам брак заключили прежде всего в надежде обзавестись наследниками.

Муж и жена многократно ходили в церковь, вымаливая потомство.

Кому оставим мы наши стада и земли! восклицали они, падая на колени.

В такие минуты оба порой проливали слезы. Порой, впрочем, не проливали.

Через десять лет муж предложил взять какого-нибудь ребенка на воспитание, но жена отказалась. Она полагала, что надо и дальше просить Господа даровать сына.

Наконец, на пятнадцатом году замужества женщина забеременела. Прошло пять месяцев, а затем и девять. Однако потребовался еще месяц, прежде чем женщина смогла родить. Принимавшие роды четверо повитух узрели младенца в облике крокодила с человеческой головой.

Послал им Бог крокодила значит, так надо! рассуждали повитухи.

Мать дала новорожденному грудь, стала воспитывать у себя в доме и полюбила все же родной сын. Отец запил.

Незаметно миновало пять лет, сын заговорил. Это крокодил-то! Но вот на задних лапах ходить так и не научился, все ползал на брюхе. Потом ему исполнилось десять лет, а там и пятнадцать: крокодил освоил чтение. Писать, правда не мог лапа не позволяла. Этих когтистых лап было четыре. И хвост здоровенный! Рос крокодил быстро, огромный стал, матерый такой, ох, матерый! И цвета, пожалуй что красноватого, вернее попросту ярко-красного.

Когда ему исполнилось восемнадцать, потребовал себе женщину.

Жениться желаю! сказал матери.

То есть что ты имеешь в виду? удивилась та. Как ты можешь жениться?

Будто не знаешь у вас же столько добра, богатства какие! Жени и все! Ведь вы меня как наследника выклянчили, сам я рожать себя не просил, отвечал крокодил.

Сын все же, надо достать ему жену, решили родители.

Поискав, невесту нашли. Все слышали, что жених крокодил, но зато богатый наследник, поэтому родители девушки уступили. "Может, ничего с ней особенного не случится?" размышляли они.

Свадьба была роскошная. Состоялась она в доме священника, отслужившего перед этим обедню. Невеста оказалась прехорошенькой. Молодых с песнями довели до опочивальни молодого в сущности несли, ведь на задних лапах он не передвигался. Невесту раздели, оставили ей три свечи и затворили дверь.

Ночью крокодил задул свечу и велел супруге:

Ложись!

Та, по своей невинности, ничего плохого не ожидала, легла, а крокодил бросился на нее и пожрал. Сперва кровь выпил, а потом скушал все до последнего пальчика.

Утром родители пришли поздравить молодых в руках кружки с пуншем. Стучат в дверь, открывают пол склизкий, по нему кости разбросаны, крокодил тоже в крови, морда красная. Что теперь делать?!

Пришлось платить родителям невесты жуткую сумму денег, чтобы они не начали никуда жаловаться. Хорошо сумели договориться.

Как ты мог сожрать женщину, которую дали тебе в супруги! посыпались на крокодила упреки.

А тут ничего не поделаешь есть хотел! отрезал сынок.

Тогда ему привели новую жену из другого селения. Снова отпраздновали свадьбу и опять та же история: для начала, перекусив горло, выпил у молодой кровь, а потом объел мясо.

Так повторялось неоднократно. Теперь уже повсюду стало известно, что крокодил пожирает невест. В конце концов попалась очень красивая, но бедная девушка. Родители крокодила явились к ее отцу.

Нет, отвечал он, о вашем сыне слишком много чего рассказывают!

Пусть рассказывают, не в том дело! Если с вашей дочерью случится какая-нибудь неприятность, дадим за нее настоящую цену, в накладе не окажетесь!

Ладно, заколебался отец девушки, я с ней поговорю.

Отец принялся умолять дочь, а сам плачет.

Ты же знаешь, сколько у нас детей, кормить нечем. А так получим скот, землю, деньги. Если же с тобой что случится, закажем торжественную обедню. А твои младшие братишки и сестренки представляешь, какое образование мы им дадим!

Девушка склонялась к тому, чтобы пожертвовать собой ради семьи, но все же решила посоветоваться с колдуньей. Та взяла девушку за руку и стала изучать линии на ладони.

Так... Ясно, что суждено тебе выйти замуж. Однако... с этим, как его там, жить не будешь...

Конечно, не буду, заплакала девушка, раз он меня съест в первую же ночь!

Ничего не съест! уверенно объявила гадалка. Когда останетесь после свадьбы одни, крокодил тебе скажет ложись! А ты не слушайся, пусть он первый ляжет. А как ляжет, то жди пока заснет, тогда ложись рядом. И еще: когда он станет ложиться, раздастся звук, словно кожу сдирают так ты не бойся, ничего плохого от этого не будет. Не волнуйся!

Красавица побежала к родителям в радостном настроении. Узнав, что дочь согласна, те тут же отправились к дому будущего жениха. Крокодил услышал, что дело сладилось и от счастья даже перекувырнулся пару раз через голову. А потом забрался на кровать он лежал на ней целыми днями, лишь изредка спускался на пол.

Итак, опять свадьба. Играла музыка и все лишь по поводу бракосочетания паршивого крокодила! Пока длилась церемония, жених дремал на скамейке. Но лицо у него было человеческое, глазки такие серые. В опочивальне крокодил задул свечу.

Ложись! сказал он супруге.

Нет, ты ложись первым!

Лечь должна ты! настаивал жених.

Только после тебя!

Да ложись же!

Не лягу и все! упорствовала невеста.

И крокодил уступил. Он лег. В темноте послышался шорох и треск, будто кожу сдирали. Женщина перепугалась ужасно. "Что-то происходит!" думала она. В замешательстве она позабыла последние наставленья колдуньи. Треск прекратился, и она снова услышала голос:

Ложись!

Но она не решалась на кровати же крокодил, готовый ее сожрать.

Женщина зажгла свечу. Гадалка прямо предостерегала не делать этого, но страх быть съеденной пересилил благоразумие. Пламя осветило не крокодила, а прекрасного рыжеволосого юношу. Она наклонилась обнять его, но тот превратился в ветер и со свистом унесся вдаль, вылетев наружу сквозь щель под стропилами крыши.

Молодая так и осталась жить в доме родителей крокодила, а те признали ее своей законной невесткой. Ведь больше у них все равно никого не было.

Матери исчезнувшего крокодила люди сказали:

Вот умрешь и станут тебе в наказанье одну грудь змея сосать, а другую жаба. Потому что нельзя просить у Бога того, что он не желает давать. Никогда у тебя детей не будет!

 Неудачная свадьба

Девушка отвергала всех женихов. Наконец, появился мужчина ее мечты: роскошно одетый красавец. Откуда он взялся, никто не знал. После свадьбы он за единственный день выстроил дом и наполнил его разной утварью: скамейки, корыта, ступки все появлялось мгновенно. Было ясно, что дело нечисто, однако чего именно надо бояться, девушка понять не могла. На свадебном пиру жених повел себя странно: потребовал сырую утку и заглотал ее одним духом с потрохами и с перьями. Этот удивительный случай заставил невесту задуматься.

После свадьбы молодые переехали в новый дом. Трое суток лежала женщина в гамаке, поджидая супруга, но он не соизволил явиться. Все это время он морил себя голодом, разжигал аппетит. На четвертую ночь муж подошел и велел жене лечь ногами к его голове. Она повиновалась, а он стал заглатывать ее ноги.

Мама, мама, меня кто-то ест! завопила женщина.

Не слушай ее, крикнул мужчина, я лишь исполняю свои обязанности как добрый супруг!

Утром мать вошла в дом новобрачных. Дочери нигде не было, а в гамаке покачивалась огромная пузатая змея. Несчастная мать бросилась к священнику, венчавшему пару, и стала умолять его прикончить гада.

Я не могу выполнить твою просьбу, ответил священник, ведь тот, кого я венчал, был католик!

Вот какое наказание постигло девушку, пожелавшую выйти замуж не за индейца племени варрау, а за чужестранца.

 Волосы

Вначале женщины и дети ходили лысыми. Волосы были только у мужчин. А после вот что случилось.

Индеец отправился вместе с женой в лодке вдоль одного из протоков дельты Ориноко. Проплывая мимо покинутой хижины, супруги решили остаться в ней на ночь. Они привязали лодку к склоненному над водой дереву и повесили гамаки под крышей из пальмовых листьев.

Оба не знали, что рядом живет людоед хозяин участка по обеим сторонам реки. Все здесь принадлежало ему, в том числе женщины, если им приходилось сюда попадать.

Подождав, пока муж захрапит, владелец участка приблизился к гамаку жены. Дело было около полуночи.

Ничего я не обязана, принялась женщина возмущаться, у меня муж есть! А ты мне не нравишься, ты противный и страшный!

Обиженный людоед вынул нож и перерезал женщине горло.

Утром индеец окликнул жену. Та не отвечала и не шевелилась. "Что с ней такое?" подумал индеец. Он вылез из гамака, сделал пару шагов и чуть не упал, поскользнувшись в крови. Рыдания и крики огласили окрестность.

Жена моя, друг мой! У меня за спиной тебе перерезали горло! Ты мертва почему же я жив до сих пор! Ай! Ай! Ай-иииии!

Тут он взглянул на воду и увидел отражение паскудной отвратительной рожи, которая кривлялась, беззвучно передразнивая рыдающего индейца. Человек выстрелил, стрела попала демону в ногу. Послышалась отчаянная брань. Индеец перепугался. Он отвязал лодку и поспешил домой предупредить шаманов о происшедшем.

Вскоре родственники индейца, потрясая священными погремушками, собрались вокруг пострадавшего.

Сегодня вечером, объявил старший шаман, мы все будем петь и греметь погремушками во славу духов! Да сопутствует успех нашему предприятию! А утром, прежде чем скроется Большая Медведица, отправимся в путь. Мужчины должны взять с собой луки и копья. В каждую лодку садятся двое воинов: один займет место на носу, другой на корме.

Путешествие заняло чуть больше суток. На утро следующего дня индейцы увидели людоеда. Он сидел, подставив поврежденную ногу лучам солнца. Шаман выбрался из лодки и подошел к раненому.

Дедушка, обратился он вежливо, зачем же вы перерезали горлышко нашей сестре? Надо было сказать, мы присмотрели б для вас другую женщину, по вашему вкусу!

Но злой дух грубо ответил, что все на данном участке его. Потом он начал грязно ругаться, осыпая индейцев проклятьями.

Слыша такое, индейцы тоже рассвирепели. Они бросились на людоеда и повыдергали ему волосы. Демон лежал на земле и орал как безумный. Захватив волосы с собой, люди прыгнули в лодки и принялись изо всех сил грести прочь от берега. В деревне по случаю великолепной победы состоялся праздник. Перед тем, как разойтись, мужчины раздали волосы людоеда женам и детям, а то, что осталось, торжественно сожгли на большом костре. Танцы продолжались до тех пор, пока не кончилось пиво. Каждый заснул там, где свалил его хмель.

Утром оказалось, что волосы людоеда, которыми дети и женщины украсили головы, приросли к ним. С тех пор индеанки племени варрау имеют более пышную шевелюру, чем их мужья.

 Кладбище

Жили два брата. Индейцы-карибы научили старшего, как надо превращаться в ягуара. Младший брат говорит:

Слушай, стань ягуаром, я хочу посмотреть!

Нет, отвечает другой, если я сделаюсь ягуаром, ты до смерти перепугаешься!

Не перепугаюсь, у меня палка есть защищаться. Только попробуй мне угрожать узнаешь, как будет больно.

Тогда старший брат удалился к заводи, где они обычно купались, а через минуту на той же тропе показался ягуар. Зверь подошел к младшему брату, который визжал не переставая, будто его режут.

Не ешь меня, ой, не ешь меня, братец! кричал он, карабкаясь на крышу дома.

Ягуар немного рявкнул и удалился. И сразу же послышались шаги старшего брата, возвращавшегося с места купания,

Я тебя просил не пугаться, упрекнул он младшего. Ты что думал, когда я зарычал, что я тебя съесть собираюсь? Да ведь я это просто на всякий случай, чтобы ты ничего не надумал со своей глупой палкой!

Младший брат успокоился. Скоро он вовсе избавится от страха. Он стал курить сигару старшего брата и сам научился превращаться в ягуара. Однажды оба ягуара решили:

Что если пойти на индейское кладбище? В могилах ведь можно найти массу полезных вещей мало ли чего кладут родственники вместе с покойным!

В первой же разрытой могиле младший брат обнаружил топор и нож. Старшему не так повезло.

Подожди меня здесь, сказал он, я схожу посмотрю еще одно место!

Пока старший брат искал богатые погребения, младший лег отдохнуть на поваленный ствол. Мимо проходил рыбак. Не долго думая, он метнул копье и пронзил ягуара. Зверь упал на землю, но тут же вскочил и обратился в бегство.

Старший брат последовал за ним. В лесу оба приняли человеческий облик и поняли, что младший ранен серьезно. Он умер, не дойдя до деревни.

Старший брат решил отомстить. Став ягуаром, он устроил засаду на тропе, по которой должен проходить рыбак. Он прыгнул на него с дерева и загрыз.

 Ягуар

У женщины были месячные. Это не помешало ей отправиться вместе с мужем ловить молодых попугайчиков. Муж забрался на дерево, нашел гнездо и стал бросать на землю птенцов. Жена внизу подбирала их и засовывала живыми в рот. Кровь текла у нее сверху и снизу: менструальная кровь между ног, а птичья струилась по щекам, брызгала изо рта. Муж как увидел все это, так и замер.

Что смотришь, спускайся, иначе я тебя съем! объявила жена.

Не спущусь! возразил муж.

Но куда там спустился! Жена схватила его за загривок, убила и принялась пожирать. А потом пошла домой: в руках корзина, а в ней мужняя голова, чтоб и детишки поели. Но как только свекровь взглянула на невестку, так сразу же поняла, что та теперь людоедка. Она потихоньку шепнула внучатам:

Бегите отсюда быстрей!

Невестка вцепилась свекрови в тело и в голову, но вонзить зубы в нее не смогла, лишь всю облизала. Тогда она позвала детей и говорит:

Сейчас буду вас кушать.

Однако дети удрали.

Не одни только дети, а все индейцы устремились прочь из селения. Они собрались на речном островке и принялись рыть яму. Людоедка подбежала, прыгнула и провалилась. Тут ее завалили хворостом и сожгли. А наутро пришли посмотреть в яме живой ягуар! Это людоедка в него превратилась. Но люди и ягуара сожгли, а сами вернулись в деревню.

 Табак

Мужчина и женщина пошли в лес. Вот и дерево, замеченное еще загодя. Карабкаясь по стволу и опираясь на толстые сучья, муж добрался до дупла, достал топор и стал расширять отверстие. Просунув руку, он нащупал в дупле птенца, вытащил его и бросил жене. Птенцов было много и он принялся вынимать их одного за другим. Жена подхватывала маленьких попугайчиков и запихивала себе в рот. Муж взглянул вниз и увидел пустую корзину.

Где же птенцы, ты что ешь их, что ли? удивился человек.

Ты наверное ослеп, смотри, вот они! указала жена на какой-то закрытый тряпкой предмет.

Муж достал последнего попугайчика и снова спросил:

Ты их правда не ешь?

Да вот же они, возмутилась жена, я что, по-твоему, сырое мясо глотаю? Просто прикрыла птенцов, а то солнце светило прямо на них.

Но почему же твой рот в крови?

Муж стал спускаться.

Подожди, помогу тебе, а то упадешь, сказала жена.

Не надо, я прекрасно слезу сам.

Нет, я помогу; не хочу, чтобы ты расшибся.

Здесь бы ему и ударить женщину топором: не знаю, почему он этого не сделал. Да что там дурак был. Жена сперва подставила руки, чтоб он оперся ногой, затем поддержала под ягодицы. И тут же вцепилась в мошонку муж завизжал от боли. она сдернула его на землю и продолжала давить яички, потом принялась бить, пока не убила. Когда стало ясно, что человек мертв, она вгрызлась в мошонку зубами, оторвала яички и засунула в сумку. После этого стала не торопясь поедать тело. Объев его до костей, женщина направилась к дому.

А где отец? спросили дети.

Он задержался, скоро придет, успокоила мать.

Схожу к соседке, добавила она, увидев, что в доме рядом готовят салат.

У тебя нет соли? спросила соседка.

Эй, достань соль из моей сумки и принеси сюда! обратилась женщина к сыну.

Первое, что увидел в сумке мальчик, были мужские яички. "Неужели это моего отца, какой ужас!" подумал ребенок. Конечно, ему надо было молчать о своей находке, но вместо этого мальчик побежал к соседям, размахивая яичками будто погремушкой. Мать отреагировала мгновенно. Она обхватила обеих стоявших рядом с ней женщин и сшибла их головами. Затем вырвала яички из рук мальчика и сунула себе в рот. Она стала жевать их вместе с салатом, а две женщины лежали тут же на полу без сознания. Покончив с салатом, людоедка вернулась домой.

Настала ночь. Мать и трое ее сыновей лежали рядом. Женщина чуть приподнялась и пощупала печень каждого из детей.

У этого еще совсем маленькая, а у этого побольше, но тоже не очень, а вот у старшего довольно приличная, размышляла она. С него надо будет начать!

Удовлетворенная, она закрыла глаза. Младший брат лишь притворялся, что спит. Он следил за матерью и слышал ее бормотанье. Как только женщина задремала, мальчик осторожно разбудил братьев.

Мы должны заманить ее в ловушку! убеждал он.

А все же позор собственную мать убивать! откликнулся средний. Хотя если мы ее не убьем, тогда она, конечно, нас съест. Придется, значит, убить.

Хватит рассуждать, вставайте и поторапливайтесь! настойчиво шептал старший.

Братья прокрались к тому месту, где мать имела обыкновение набирать воду. Нагнув дерево, они натянули веревку с петлей.

Дайте-ка я попробую, сказал младший и наступил на петлю. Дерево распрямилось, увлекая за собой мальчика, он закачался в воздухе.

Отлично! хрипел младший брат, только отцепите скорее!

Братья наладили ловушку опять и вернулись в дом. Утром они разбудили мать.

Тебе не кажется, что у нас мало воды?

Позже схожу, отмахнулась женщина.

Нет, не позже, мы есть хотим! пристали дети.

Мать уступила и пошла на реку.

Нет мама, не там, там вода мутная! кричали братья, нарочно замутив воду повсюду, кроме того места, где находилась ловушка.

Вот женщина задела петлю и в ту же секунду повисла в воздухе, изрыгая проклятья и сожаления, что не съела детей накануне.

Ты умрешь! кричали дети хором, сейчас мы покончим с тобой!

Мальчики разогрели немного воска. Из воска скатали шарики, положив в каждый колючку. Эти шарики они прилепили к стрелам и принялись обстреливать бьющееся в судорогах тело матери. Метили в лицо и в живот, сразу же выбили оба глаза. Людоедка пыталась вырывать вонзившиеся шипы, но колючки обламывались. И тут она заговорила.

Я умираю, дети мои. Как только испущу дух, положите меня на подстилку из травы гуавирами и подожгите. Тогда увидите, что из меня получится.

Бедная мамочка! пожалел женщину младший из сыновей. Но что мы могли еще сделать? Ведь она сама собиралась убить нас, да вдобавок съела отца!

Прошло немало времени, прежде чем женщина действительно умерла. Однако дети не решались подойти ближе и продолжала стрелять. Наконец, старший велел им остановиться.

Помоги мне вынуть ее, скомандовал он, и сразу тащите вон туда, видите, где трава гуавирами растет!

Потребовалось немало труда, чтобы сжечь тело дотла. Мальчики стояли у пылающего костра и сокрушались.

Как все же жалко, говорили они, родная мать! Никогда бы ее не убили, не превратись она в нечто странное. Отца нас лишила!

Когда братья возвращались в деревню, их сверстники кричали им вслед:

Смотрите, эти трое убили мать, а теперь идут домой, смотрите на них!

Весь остаток дня братья срезали тростник и делали новые стрелы.

Вскоре они посетили место сожжения матери. Там выросло необычное пахучее растение табак. Они попробовали его закурить и почувствовали тошноту, но вскоре привыкли и дым стал им даже нравиться. Насушив табачных листьев, мальчики отправились в деревню. Навстречу вышел старик с трубкой в руке.

Закурить не найдется? спросил он.

Братья дали ему листьев, старик вдохнул дым и тут же упал, потеряв сознание.

Ох, и крепок же этот табак! восхищались люди.

Каждый мужчина получил долю курева.

На следующий день, захватив охапки приготовленных стрел, мальчики вышли на ровное место и нацелили луки вверх. Первая стрела вернулась назад, но уже следующая впилась в небесный свод. Стрелы, пущенные ей вслед, застревали в конце одна у другой, образовав цепочку, свисающую до земли. Первым полез младший брат, за ним остальные. Крепкой была та цепь, сильными те шаманы! Вот и небо. Братья зашагали по ровному полю, затем выбрались на дорогу и пошли мимо посевов кукурузы и огородов с дынями, прямо в селение людей-птиц.

Смотрите, кто к нам явился! говорили высыпавшие навстречу жители. Ведь это те самые знаменитые мальчики, убившие мать!

Братья потом лишь один единственный раз спускались на землю посмотреть, хорошо ли растет табак. Больше они не возвращались, оставшись на небе. Это были древние люди, люди ушедшего времени. Вот, я дошел до конца.

 Любитель детей

В зарослях около берега жил индеец. Мимо его дома мало кто проходил главным образом бедняки, собирающие дикие фрукты.

Человек этот имел обыкновение ловить детей и поедать их. Головы насаживал на колья и расставлял в разных местах под деревьями, на пляже у моря, в дюнах. Однажды поймал собственного племянника и его тоже скушал. Брат людоеда пошел по следам и застал этого человека спящим. Он всегда спал, наевшись детского мяса.

Вот кто любитель человечины! сказал брат. И ведь многих уже сожрал!

Поймали его, накинув сонному на шею петлю. Человек этот был силы недюжинной и когда вскочил, отчаянно отбивался, но с веревкой на шее ему некуда было деться.

Его убили. Умер он потому, что детей ел. Теперь покойником стал. Потом люди пошли посмотреть, что он там кушал. Действительно, вокруг дома повсюду торчали на кольях головы. Случилось это в Полосю, к северу от Кохоро.

Его хотели хоронить, но он ожил. Тогда его разрезали на мелкие части, разбросав их в разные стороны. Все члены разрубили пополам, даже голову.

Тогда он окончательно умер.

 И никто не узнал

В одном селении варили пиво. Народ собрался из разных мест: пили, плясали, пели.

Настала ночь. Люди устали.

Пора домой, решили двое мужчин и отправились по тропе через лес.

Дорогой они нагнали одинокого путника, жителя соседней деревни. Слово за слово поссорились, потом начали драться. У этих двоих была с собой дубинка. Ею противнику снесли лицевую часть черепа. Кусочек мяса около левого глаза даже совсем отвалился.

Что будем делать? спросил один из мужчин другого. Куда денем труп? Вождь узнает нам не поздоровится.

Можно, конечно, зарыть, ответил другой, но ведь отроют и сразу поймут, что человека убили; след от такого удара не скроешь.

Может, съедим его? решили они под конец.

Развели огонь, зажарили мясо и съели.

А вождь об убийстве так никогда и не услышал.

Мне об этом отец рассказывал, он знает все доподлинно.

 Водопад

У индейцев племени иранше есть бамбуковые флейты, которые женщинам видеть запрещено. Мужчины играют на них, закрывшись в специальной хижине, либо где-нибудь от деревни подальше. Полезно играть на краю поля, так как звуки музыки помогают кукурузе расти. Если женщина увидела флейту, ее добивают до смерти палками.

Один человек собрал соседей помочь расчистить участок под огород. Мужчины взяли с собой флейты, намереваясь потренироваться в игре. Маленький сын хозяина участка отправился вместе с отцом. В полдень стало жарко, лесорубов мучила жажда.

Слушай, сынок, крикнул отец, сбегай, узнай у матери, готово ли пиво!

Не дождавшись возвращения мальчика, отец пошел за ним следом. Уже издали услышал он голос сына.

Как там пиво, спрашивал тот у матери, а то мужчины в лесу страшно голодны?

Войдя в дом, отец сбил мальчика с ног и с размаху ударил его.

Ты что, одурел? закричала жена.

Извини, ответил ей муж, у меня в голове совсем помутилось, твое пиво какое-то скверное, отравился, похоже.

Вернувшись к товарищам, индеец объявил:

Сын мой рассказал дома, будто мы здесь голодаем. Я его собираюсь убить. Если хотите, то можете его потом съесть!

В ответ мужчины разожгли огромный костер и стали поджидать мальчика.

А костер зачем? спросил тот, подходя.

Видишь ли, дружок, ответил отец, мы тут зайца-агути из норы выволокли, сейчас его жарить станем. Иди-ка сюда, поищу у тебя в волосах, а то вши, наверное, замучили!

Слезы закапали из глаз у индейца, когда он склонился над ребенком.

Что это капает? спросил мальчик.

Жарко, пот капает, отвечал отец, хватая сына и бросая его в огонь.

Другие индейцы тут же прижали мальчика рогатиной и стали ждать, пока он зажарится. Решив, что мясо готово, они отрезали одну руку и передали отцу. Остальные части жаркого положили на землю на широкий пальмовый лист. Вскоре от мальчика остались только дочиста обглоданные косточки.

После обеда индеец принес домой руку сына.

Наши там зайца-агути зажарили, вот твоя доля, сказал он жене и зашагал назад в лес.

Но мать было не обмануть! Сообразив, что случилось, она взяла мужнины лук и стрелы и побежала к подругам.

Мужчины убили моего сына, кричала она, давайте в отместку пойдемте смотреть на священные флейты!

Женщины вооружились. В это время на тропе, ведущей в деревню, показались мужчины. Впереди шел отец убитого мальчика с флейтой в руке. Увидя женщин, мужчины словно окаменели. Жены перестреляли их всех без труда.

А теперь, объявила мать мальчика, станем подниматься вверх по течению рек, пусть каждый выберет себе ту реку, какая ей больше понравиться!

Захватив с собой сковородки, чтобы было на чем печь лепешки, и веера раздувать огонь, женщины пустились в далекий путь.

На ночлег они всегда останавливались на речном берегу, а спать ложились, подложив под себя широкие листья. Утром такие листья превращались в речной перекат, веера в круглые камни а сковородки в длинные камни. Однажды женщины устроили большую стоянку. Брошенных листьев скопилось так много, что они совсем запрудили реку, образовав большой водопад на реке Кравари.

 Водяные люди

Деревня тех, кто называл себя майхака, стояла на берегу речки Кайтиту. Однажды майхака устроили праздник, съели родственников мальчика по имени Яналорэ и приняли облик съеденных. Мужчины танцевали, нацепив на себя браслеты и ожерелья из хвостов броненосцев, а потом взяли священные флейты и стали играть на них.

Женщины о таких флейтах ничего знать не должны. Того, кто опишет им, как выглядят инструменты, ждет смерть.

Яналорэ надоело сидеть дома.

Схожу к отцу, посмотрю как мои дяди на священных флейтах играют, сказал он матери.

Оставайся здесь! возразила мать.

Яналорэ все же вышел. Он увидел как люди пляшут и играют на флейтах, он принял танцующих за своих родственников. Насмотревшись, Яналорэ вернулся домой.

На чьей флейте они там играют? спросила мать.

На нашей, мама, на той самой, что разрисована красными и белыми узорами.

Бразильский заяц-агути, живший под крышей дома, как раз спаривался со своей женой. Услышав ответ Яналорэ, он оставил супругу и побежал жаловаться мужчинам:

Хватит петь и играть! Яналорэ рассказал матери, как выглядят священные флейты!

Веселье сразу же прекратилось, мужчины разошлись.

На следующий день, когда мать Яналорэ пекла лепешки, муж подошел и сказал:

Вчера наш сын совершил непростительную ошибку. Придется отдать его майхака, пусть съедят.

Это верно, отвечала жена, иначе майхака нас самих сожрут. Только сохрани для меня, пожалуйста, его браслеты, сделанные из хвоста броненосца.

Отец Яналорэ принялся плести клетку из прутьев, а друзьям велел развести огонь внутри хижины, где хранились священные флейты. Потом поднялся, попросил майхака доделать клетку и позвал сына:

Иди ко мне, сыночек, я у тебя вшей в голове поищу!

Яналорэ сел перед отцом и тот стал вынимать вшей. От жалости к мальчику он то и дело ронял слезу ему на голову.

Что это? спрашивал сын.

Да так, капли пота.

Эй, клетка и костер готовы! объявили в этот момент майхака.

Пойдем, сынок, попробуем, что там за клетка, позвал сына отец.

Яналорэ забрался в клетку. Майхака закрыли ее, отнесли в дом священных флейт и поставили на костер. Как только мальчик зажарился, его тут же съели.

Рассказывают, правда, и немного иначе: будто майхака сделали в доме священных флейт каменную печь с двумя отверстиями. В одно запихали живого Яналорэ, а из другого вынули уже хорошенько прожаренного.

Украшения сына отец, как и обещал, отнес жене. Мать взяла сосудик из тыквы, положила в него браслеты и убрала подальше под крышу, где на помосте хранился

разный хлам.

На следующий день все пошли на охоту добыть мясо к очередному празднику. Мальчик по имени Кьявре и девочка по имени Зареро отправились тоже. Охотничий лагерь разбили в верховьях Обезьяньей реки. Неподалеку дотуда расположено, как известно, озеро Водяных Людей. На дне его Калайтеве подошел к Куйматихоло и сказал:

Ты знаешь, что майхака устроили праздник, а брат твой Яналорэ разболтал женщинам, как выглядят священные флейты? Яналорэ за это убили, а его браслеты мать спрятала в тыквенный сосудик и оставила на помосте под крышей. Можешь сходить посмотреть.

Куйматихоло принял облик обычной женщины и явился в дом родителей Яналорэ.

Можно я у вас немного муки возьму попросила женщина, она ведь, кажется, под крышей хранится?

Забравшись на помост, женщина разыскала сосудик, забрала браслеты и отнесла Калайтеве на дно озера.

Действительно, брата убили, подтвердила она. Ты вождь водяного народа должен отомстить за смерть!

Не беспокойся, я отомщу!

Но только послушай: майхака сейчас не в селении, они охотятся в верховьях Обезьяньей реки.

На следующий день охотники вышли из лагеря, рассеялись по саванне и подожгли сухую траву, чтобы вспугнуть спрятавшихся животных. В лагере остались только Кьявре и Зареро. Вскоре они услышали странные звуки, напоминавшие крик лесного петушка тинаму:

"Хо... хо... хо...". Потом "Сви... сви... сви...ТУРУРУ туруру..."

Звуки раздавались все ближе. Было в этом крике что-тс тревожное.

Это не тинаму! решили дети. Забравшись на макушку высокого дерева, они увидели. что к лагерю приближается Калайтеве. Он подошел ж оставленным охотниками гамакам и сосчитал их. Чтобы не сбиться, Калайтеве привязал к каждому уже сосчитанному кусочек лыка, содранного со ствола пальмы. На земле он заметил веревку с узлами. Индейцы пареси и сейчас вяжут узлы на веревке, готовясь к празднику: сколько осталось дней столько узлов, последний развязывают в день праздника. Осмотрев веревку и гамаки, Калайтеве разузнал все, что хотел, и вернулся в озеро.

Зачем он считал узелки? недоумевали Кьявре и Зареро.

Когда мужчины, нагруженные богатой добычей, пришли с охоты, дети рассказали, что они видели, сидя на деревьях. Но Кьявре и Зареро никто не поверил.

Не первый раз мы охотимся в верховьях Обезьяньей реки, уже деды наши гоняли здесь дичь, и никогда никаких водяных людей никто не встречал!

Скорее уйдемте отсюда! не унимались дети.

Если вы так боитесь, то можете уходить, разрешил мальчику с девочкой их отец. Я провожу их немного, объявил он товарищам. Дальше сами доберутся.

Между тем Калайеве созвал обитателей озера и сообщил результаты своих наблюдений в охотничьем лагере. Вскоре он во главе отборного отряда двигался к верховьям Обезьяньей реки. В это же время Кьявре и Зареро уже шли по дороге в деревню. Когда до них донеслись вопли и крики, дети ускорили шаг.

Это вернулся тот страшный человек, что тогда приходил, он на наших теперь напал! предупредили они отца.

Не говорите глупостей! Это охотники кушают потроха, вот и развопились от радости, возразил индеец. Вы дальше сами идите, до дому недалеко, а я вернусь, возьму нашу долю мяса.

Набив животы человечиной, Калайтеве и его водяные люди начали сравнивать число убитых охотников с числом гамаков. Вскоре они обнаружили, что троих обитателей лагеря не достает. Калайтеве прислушался. Звук приближающихся шагов оповестил его о приближении отца Кьявре и Зареро. Едва тот вышел из зарослей, как его схватили и тоже съели. Детишек Калайтеве нагнал без труда и принес к реке Сакри, где сейчас Красивый порог.

Ты, Зареро, объявил он, станешь предводительницей водяного народа на этом пороге.

Нет, я здесь не останусь, потому что здешний водяной народ людей кушает.

Хорошо, пусть Кьявре останется, а ты будешь жить на порогах Утиарити.

Кьявре и Зареро и поныне хозяйничают на этих порогах. Между тем водяные люди приняли облик всех тех мужчин, которых они убили, погрузили жареное мясо на специальные носилки и понесли его в селение майхака. Явились туда и запели:

Вот и съедены майхака за то, что сами съели Яналорэ!

Эта песня повторялась на разные лады, но деревенские женщины не придали словам никакого значения и даже не спросили, куда подевались Кьявре и Зареро так они были рады удачному завершению охоты. В одном из домов жили двоюродные сестры Макарикало и Макуяло. Кто-то заглянул к ним и спросил:

Где здесь пиво?

Вон стоит, отвечали женщины.

Человек взял сосуд с пивом и вынес товарищам. Те принялись петь, танцевать и прихлебывать пиво, но быстро устали, так как водяным людям все же непривычно подолгу оставаться на суше. Двое приняли облик мужей Макарикало и Макуяло и стали соображать, как лучше прикончить и съесть жен. Решили сделать вид, что пьяны.

Мужья Макарикало и Макуяло пьяны, надо отнести их домой! объявили танцоры.

Где наши гамаки? обратились пьяные к женам, с трудом выговаривая слова.

Вот у помоста, ложитесь!

Двое легли. Между их гамаками на полу стояла большая корзина с хлопком. В это время в дом зашли остальные мужчины и пустились танцевать с женщинами. Пьяные поднялись. Один из них сделал пару шагов и снова повалился в гамак. Макарикало легла рядом, думая, что в гамаке муж. Своего маленького ребенка она взяла на руки. В помещении стало почти темно. Пьяный притворился, будто заснул. Потом издал приглушенное ворчание и стал бубнить песню о том, как они убили и сожрали мужей этих женщин.

Иди-ка сюда и послушай, как хрипит мой муж и что он поет! прошептала Макарикало, подзывая сестру.

Макуяло долго вслушивалась, прежде чем сумела разобрать слова.

Засвети огонь, посмотрим поближе, кто здесь лежит! Обе женщины склонились над спящим. В отблесках пламени были видны красный, словно стручок перца, нос и пятна крови на губах.

Какой это муж, сказала Макарикало, это водяной человек и остальные с ним тоже. Мужья наши убиты и съедены. Бежим! велела она сестре, вскочив на ноги и по-прежнему держа на руках младенца.

Однако, едва они вышли на улицу, как с вершины дерева пронзительно закричал попугай.

Макарикало и Макуяло хотят убежать!

Ну, ну, не кричи, вот тебе немного муки!

Птица слетела вниз и женщина набила ей клюв мукой. Попугай замолк, а сестры заторопились покинуть деревню. Они не успели уйти далеко, как позади них поднялся шум. Это водяные люди убивали оставшихся в селении женщин.

Слышала? заметила Макарикало, Ясно, что то были не настоящие люди. Бежим, бежим, иначе и нас съедят!

Отсутствие двоих женщин было замечено почти сразу, но погоню решили отложить.

Поймаем их, когда рассветет, решили обитатели озера.

Макуяло шла впереди.

Они нас преследуют! сказала она.

Я так устала, отвечала сестра.

Придется бросить ребенка, я не могу больше его тащить. Конечно, жаль, водяные люди съедят его, но что делать, раз нет больше сил!

Отправляясь в погоню, преследователи подняли бурю с дождем.

Макарикало и Макуяло встретили шершня.

Куда вы, спросил шершень.

Водяные люди бегут по пятам, хотят убить нас и съесть!

Ерунда, я вас защищу. Но за это вы станете моими женами!

А как защитишь?

Ужалю ваших врагов.

Одного ужалишь, что остальные. Нет, мы побежим дальше.

Так и бежали женщины от одного защитника до другого. То скорпион был готов их принять, то жук, то паук, однако силы мужчин-насекомых казались слишком ничтожными. Наконец, сестры добежали до широкой прямой тропы и остановились, размышляя, куда она может вести. Решившись пойти по тропе, они встретили Энохарэ, который сидел у подножья могучего дерева и мастерил деревянный меч.

Квахаха... квахаха..., произнес Энохарэ, увидев женщин. Куда идете?

Водяные люди бегут по пятам, хотят убить нас и съесть!

Ерунда, я вас защищу, но за это вы станете моими женами.

А как защитишь?

Ударю этим мечом и вызову молнию.

Энохарэ ударил на пробу. Раскаты грома разнеслись по лесу звучным эхом, вспышка озарила лица женщин, задрожавших от страха. Энохарэ повел сестер в дом. Он велел им сесть на скамью, сам сел посередине и обнял обеих за плечи.

Теперь подождем, предупредил он.

Преследователи приближались. Ветер и дождь усилились, вода проникла в дом и стала заливать ноги женщин.

Ударь же своим мечом, чего ты ждешь! воскликнули сестры. Водяные люди уже близко, они заберут нас!

Спокойно, спокойно, опасности нет, не надо бояться.

Теперь ливень лил как из ведра, вода покрыла колени женщин, рыдавших в голос.

Спокойно! повторял Энохарэ.

Когда вода подошла женщинам по грудь, водяные люди вошли во двор с твердым намерением добраться до тех, кто скрывался в доме.

Пора, пора, высеки искру! кричали сестры. Или бежим!

Спокойно, твердил Энохарэ все так же невозмутимо. По-моему, вы хотели видеть водяных людей, которые убили ваших мужей и вообще всех в деревне? Вот же они перед вами!

Или ты сейчас же ударишь, или мы попытаемся сами бежать!

Энохарэ взмахнул деревянным мечом и высек молнию. Потом еще раз. Водяных людей разнесло на куски. Умерли они все.

Чертог волка

Воинственность дарует Чертог Волка, а также настороженность и стремление любой ценой навести порядок. Характер таких людей можно назвать "санитары Жизни"
 
Main page Contacts Search Contacts Search